ЕСЛИ КОПЕРНИК ПРАВ
 Вы ведь помните, долгие годы люди считали, что Земля — центр Вселенной, а Солн ...

БОБРЫ НА ДЕРЕВЬЯХ
 В годы бурного весеннего половодья, когда воды Немана широко разливаются, в некоторы ...

СЕМЬ ЛЕПЕСТКОВ
  У многих растений цветки имеют определенное число лепестков, например у сирени их ч ...

ИВА В СЕРЕБРЕ
    Ива раньше всех встречает весну. Природа еще не пробудилась от долгого зимнего сн ...

УЧЕНЫЙ, ПЕДАГОГ, ГЕОГРАФ
Борис Федорович Добрынин(1885—1951) Большой ученый, блестящий педагог, воспитав ...

ПОЗИТИВНОЕ ВИДЕНИЕ МИРА В 85 » О СТРАНЕ И МИРЕ » ФЬОРД НА АДРИАТИКЕ

ФЬОРД НА АДРИАТИКЕ

 Когда слышишь или читаешь слово фьорд, мысленно переносишься на север Европы в страну фьордов — Норвегию. Однако природа в районе Средиземноморья, а точнее, в южной части Адриатики сделала исключение.
 В результате затопления рельефа образовался единственный на юге Европы фьорд под названием Бока Которская («бокаэ — «бухта>, названа по самому крупному городу в ней — Котору).
 Адриатическое море перед бухтой самое широкое — 211 километров, однако и этой ширины как будто ему оказалось мало. Оно врезалось через три узких прохода в глубь материка и образовало четыре красивых залива: Херцегновский и Тиватский составляют внешнюю часть бухты, Которский и Рисанский — внутреннюю.
 Высокие горы Орьен (1895 метров) и Ловчев (1749 метров) и многочисленные горные вершины (до 1300 метров) не позволили морю углубиться больше чем на 40 километров. Протяженность береговой черты всех заливов и узких проходов составляет 106 километров.
Горы, окружившие Боку с севера и запада, защищают ее от холодных ветров и способствуют мягкому и теплому климату вдоль ее берегов.
 Бока Которская по своей красоте, роскоши и разнообразию рельефа представляет собой один из самых интересных уголков Балканского полуострова. На побережье Боки Которской природа создала хорошие условия для проживания людей с самых ранних времен. Благодаря теплому климату, обилию средиземноморской флоры и фауны этот край был заселен давным-давно.
 С древнейших времен на территории Боки жили иллирийцы. Они владели краем до II века нашей эры. Затем римлянам удалось покорить Иллирийское государство и завладеть бухтой. Пятивековое господство римлян привело к изменению национального состава населения Боки: ее заселяли теперь романизированные иллирийцы, исповедующие христианство.
 После раздела Римской империи в конце IV века нашей эры хозяином бухты, вплоть до XII века, стала Византия. Это было время (VI—VII века), когда на территорию Адриатики, и в том числе Боки Которской, пришли славяне. Славянизации края способствовало то, что с XII по XV век Бока входила в состав Сербского государства. Вслед за этим почти четыре века бухтой владела Венеция.
Последние два века господства Венеции представляют собой период расцвета края и особенно мореплавания. После падения Венеции в 1797 году территория Боки Которской переходит к Австрии, которая владеет ею с небольшими перерывами вплоть до 1918 года. Перерывы эти относятся к 1806 — 1807 годам, когда Бокой владела Россия, и к 1807—1812 годам — времени французского господства над бухтой. Бока знаменита богатейшей историей народов, населявших эти места в течение тысячелетий, мировой известностью бокельского мореплавания, замечательными архитектурными памятниками, тесными связями своих моряков с Россией начиная с времен Петра I, революционными традициями, своими природными красотами.
 Давайте и мы войдем в Боку через узкий проход шириной в 3 километра между материком и полуостровом Луштица и совершим прогулку по ее проливам и заливам. Ознакомимся с прошлым городов, расположенных по берегам фьорда, и узнаем, как бокельцы живут сегодня. Минуя островок Мамула, стоящий как сторожевой пост на морском просторе, войдем в Херцегновский залив. Название он получил по городу Херце-гнови, расположенному на восточном берегу залива. Херцегнови всегда первый стоял на пути завоевателей или пиратов, стремившихся к захвату бухты, ограблению ценностей ее городов, будь это с моря или с запада по суше. Это был город-форпост. Следуя дальше в глубь бухты через Кумборский пролив, заходим в самый большой по площади залив — Ти-ватский. Площадь и глубина его позволяли находиться здесь на якоре одновременно десяткам судов, как парусных, так и паровых. Это был главный рейд бокельского флота. Минуя его, входим в самое узкое место бухты шириной всего 350 метров, протяженностью 2,3 километра, под названием Вериге («вериге» — «цепи»). Жители Боки для защиты внутренней части бухты от нападения пиратов самую узкую часть пролива закрывали железной цепью. Отсюда и название. Это было в старину. А мы без препятствий войдем в Ри-санский залив и подойдем к городу Рисан, уютно разместившемуся в самой северной точке залива. Здесь до наших дней сохранилась мозаика римлян I—II веков нашей эры, представляющая собой драгоценный памятник античного искусства.
 Недалеко от Рисана, напротив прохода Вериге, находится городок Пераст. В прошлом это город патрициев, судостроителей, моряков и капитанов, город бокельской морской славы, достигший своего величия в XVII—XIX веках.
 В течение веков самые яркие страницы в истории края написаны его поморами. Которский флот, старейший в Югославии, насчитывает уже двенадцать веков. В документе 809 года упоминается существовавшая в Боке «мореходная организация». В XIV веке в Перасте была создана судостроительная верфь. В 1512 году один Пераст имел около 60 больших парусников, плавающих по Средиземноморью; в течение XVII века более 300 галер, каравелл и других судов которского флота плавало по-всем морям, омывающим Европу.
 В 1637 году в здании, сохранившемся до сих пор, начала работать морская школа, из стен которой вышли десятки и сотни выдающихся людей не только Боки. Среди них капитан Марко Мартинович (1663—1716).
В 1697 году Петр I обратился к сенату Венеции с просьбой принять и обучить морскому делу группу молодых князей и бояр. Руководители сената, зная о школе в Перасте (Бока в это время подчинялась Венеции), поручили обучить будущий командный состав создававшегося русского флота известному морскому капитану, судостроителю, математику и педагогу, жителю Пераста Марко Мартиновичу. Переход из Венеции в Пераст на паруснике Мартиновича был первым морским «крещением» слушателей перастской школы — князей: Бориса Ивановича Куракина («пасынка царя»), братьев Голициных — Петра, Дмитрия и Федора, Андрея Ивановича Репнина, бояр: Аврама Федоровича Лопухина («брата царицы московской»), Владимира Шереметьева, Никиты Ивановича Бутурлина, Михаила Матюшкина и других. Обучение длилось восемнадцать месяцев. Теоретические занятия сочетались с морской практикой — плаванием по Адриатическому и Средиземному морям. Когда учеба была закончена, Мартинович представил своих учеников венецианскому сенату. В торжественной обстановке каждый выпускник получил диплом.
 За успешное обучение русских сенат Венеции наградил капитана Мартиновича пожизненной пенсией. В музее Пераста выставлена старая картина неизвестного художника, изображающая занятия в школе капитана Мартиновича. На картине можно прочитать имена некоторых из семнадцати воспитанников.
 Другой известный житель Пераста — знаменитый адмирал Матия Змаевич (1680—1735), сын пераст-ского капитана, судовладельца и председателя общины. После окончания мореходной школы Матия служил в венецианском флоте.
В 1710 году русский посланник в Константинополе П. А. Толстой пригласил Змаевича поступить на службу в российский флот. После двухлетней службы Змаевича при русском посольстве в Константинополе П. А. Толстой рекомендовал 30-летнего капитана Петру I, который после того, как лично проэкзаменовал Змаевича и оценил его способности, издал в 1712 году указ: «Объявляем сим патентом нашим всем, кому о том ведати надлежит, что пожаловали мы Матвея Змаевича, который в службе нашей в морском флоте с 1712 года, и повелели ему быть в капитанах-командорах>.
 Экзамены проходили в Чехии, в Карловых Варах, где Петр I находился на лечении.
 Прибыв в Петербург, Матия принял не корабль, а целый отряд галер Балтийского флота, а спустя два года командовал галерным флотом. За успешные боевые действия по руководству правым крылом российского флота в битве против шведов при Гангуте Змаевичу в 1719 году присвоено звание контр-адмирала. По окончании Северной войны он стал вице-адмиралом. С 1721 года — член Адмиралтейств-коллегий, руководит строительством галерной гавани в Петербурге. Петр I высоко ценил его флотоводческие способности, отвагу, бесстрашие и наградил золотой медалью и орденом. Змаевич оказал немалую помощь преобразователю России в его стремлении «в Европу прорубить окно».
 С 1725 года, после смерти Петра I, Змаевич командовал галерным флотом и являлся главным командиром Петербургского порта. Екатерина I в этом же году производит его в адмиралы и награждает орденом Александра Невского.
 Как драгоценную реликвию сохраняют в музее Пераста адмиральский флаг русского флота, подаренный Петром I Змаевичу в знак признания его храбрости, флотоводческого искусства и вклада в разгром шведов. Рядом с ним — шведский флаг, принадлежавший одному из судов, которое было взято в плен галерами под командованием Матии Змаевича.
 Кроме адмирала Змаевича в создании русского флота участвовали и другие бокельцы. Известно имя Матии Мелада, математика, строителя морских портов и причалов. Было немало жителей Боки на службе у России. Среди них Мазарович Шиме — посол России в Персии. За вклад в укрепление русско-персидских отношений он награжден персидским шахом высоким орденом. Три брата Ивелича — Марко, Симеон и Ивеля — были генералами в русской армии. Первый из них, Марко, граф и сенатор, отличился в русско-турецких войнах 1768—1774 годов и 1787—1791 годов.
 Сын Марко, Ивелич Петр, пошел по стопам отца. Служил в русской армии, участвовал в войне со Швецией 1808—1809 годов. В 1812 году в звании генерал-майора командовал пехотной бригадой в армии Барк-лая-де-Толли. Был ранен под Бородином. Его портрет находится среди 332 портретов героев Отечественной войны 1812 года в Эрмитаже.
 Капитан из Пераста Петр Смекия первым из жителей Адриатики на своем судне «Коронованный лев» вошел в 1740 году в Балтийское море и установил связь с его портами.
 Отправляясь от Пераста на восток, заходим в Которский залив, самый узкий из заливов бухты. Высокие отвесные скалы ограждают фьорд с двух сторон. Грозно нависают они над голубой гладью. Плавая по заливу, видишь вверху только узкую полосу неба. Залив производит впечатление зажатого горами озера, в глубине которого расположился город Котор. Окружают его гора Ловчен и отроги других гор, а также огромная, хорошо сохранившаяся крепостная стена. Длина ее более 4 километров, высота — 20 метров, а ширина — 10 метров.
 Котор — это город-памятник. Удивительна его архитектура. Жемчужиной города является кафедральный собор, построенный в 1166 году. В 1326 году в Которе была аптека, при которой работали два лекаря. С XIII века в городе работает школа, в XIV веке открылся театр. Перечень исторических сокровищ города очень большой, хотя многочисленные войны и особенно землетрясения уничтожили многое из того, что здесь было создано. Самыми разрушительными для города и окружающих его населенных пунктов были четыре землетрясения: в 1537-м, 1563-м, 1667 и 1729 годах. Многие беды они принесли, но после каждого из них усилиями всех жителей Боки город отстраивался заново. Одна из самых ярких страниц в истории Боки написана ее народом совместно с русскими воинами из эскадры адмирала Д. Н. Сенявина в течение 1806—1807 гг. Это было время, когда моряки России, осуществляя освободительную миссию, помогали бокельцам отстоять свою свободу и независимость от посягательств Наполеона. Французские войска, покорившие Италию и оккупировавшие большую часть адриа-тического побережья Балканского полуострова, подошли к важнейшему стратегическому центру — Боке Которской. Население бухты решило ни в коем случае не допускать французов. Бокельцы обратились за помощью к черногорцам, с которыми веками жили в дружбе и неоднократно воевали вместе против общих врагов.
 Владыка Черногории Петр I Петрович Негош во главе своего отряда вступил в Боку. Русский представитель в Цетине С. А. Сан-ковский обещал черногорцам и бо-кельцам довести до адмирала Д. Н. Сенявина, стоящего с эскадрой у острова Корфу, их просьбу о помощи. В Которе было создано русское консульство, во главе которого был А. О. Мазуревский.
 Встреча черногорцев и русских с жителями Боки Которской была исключительно радушной. Старейшина бухты от имени ее народа преподнес Д. Н. Сенявину благодарственный лист. Приход русских круто изменил всю обстановку. Вновь разгорелось пламя борьбы за воссоединение Боки с Черногорией. Повсеместно народ вооружался. Каждый из четырнадцати городков создал свой боевой отряд, а суда присоединялись к русскому флоту для оказания помощи при ведении войны на море. Вот что донес Д. Н. Сенявин русскому послу в Вене о своих впечатлениях от пребывания в Боке: «На днях я сам был там и лично удостоверился искренней приверженности тех народов к России. Жители той провинции имеют до четырехсот судов, которые почти все сильно вооружены артиллерией, и до пяти тысяч славных матросов. Оруженосцев имеется до 12000 и храбрость их довольно известна. Они готовы пожертвовать не только собственностью, но и жизнью, и верить им можно в том несомненно».
 5 июня 1806 года произошло первое сражение с французами недалеко от города Рагуза (ныне Дубровник). Бои в горах были ожесточенными. Черногорцы и бокельцы совместно с русскими экспедиционными силами не только сдерживали наступательный порыв французов, но часто и успешно проводили контратаки. Меткой стрельбой и бесстрашными атаками черногорцы наводили ужас на французскую пехоту. Участник этого боя, морской офицер В. Бро-невский, писал: «Русский штык и дерзость черногорцев повсюду торжествовали». Поражение не успокоило французов. Наполеон требовал взять-Боку. 21 сентября развернулось новое сражение, длившееся три дня, на этот раз сухопутно-морское. Проиграв и этот бой, французские войска побросали все снаряжение и семь пушек, чтобы побыстрее налегке добраться до Рагузы.
 Очень умело руководил боевыми действиями своего отряда владыка Петр I Негош. По свидетельству очевидцев, Д. Н. Сенявин полностью ему доверял и высоко ценил его боевой опыт — умение командовать бойцами и хорошо использовать в ходе боя специфические местные условия. Это был храбрый воин, достойный кавалер ордена Александра Невского, которым был награжден еще в 1798 году.
 Мужество черногорцев воспел А. С. Пушкин в стихотворении «Бонапарт и черногорцы».
 Главная арена войны с французами была далеко на севере, и блестящие успехи, достигнутые адмиралом Д. Н. Сенявиным вместе с черногорцами на Адриатике, не смогли повлиять решающим образом на ее исход. 25 июня 1807 года был заключен между Россией и Францией Тильзитский мир. Согласно его условиям, Бока должна была быть передана французам. Можете себе представить, с какой грустью жители Боки провожали русских и с какой тревогой ожидали прихода вчерашнего неприятеля.
 Одна из секретных статей Тиль-зитского мирного договора гласила: «Его величество император французов, король италиянский соглашается ни прямо, ни косвенно не подвергать взысканиям и не преследовать черногорцев за какое бы то ни было участие во враждебных действиях против французских войск».
 Это было на бумаге, а на деле французские солдаты мстили местному населению, как только могли.
 Получив Боку, французы старались привлечь на свою сторону Черногорию. Характерен разговор между наполеоновским генералом Марто-ном и владыкой Черногории Петром I Негошем. На вопрос генерала: «Какое дело вам до русских?» — Негош ответил: «Прошу, генерал, не трогайте моей святыни. Русские единоверные и единоплеменные нам братья, которые имеют к нам такую же горячую любовь, как и мы к ним. Мы, славяне, полагаем нашу надежду и славу только на единоплеменных братьев — русских, ибо падут без них и все остальные славяне, а кто против русских, тот также и против всех славян».
 Французы владели Бокой до 1812 года. Как только Наполеон, собрав под свои знамена почти всю Европу, двинулся на Россию, Петр I Негош во главе своего отряда вошел в Боку и прогнал оттуда французов. Однако и на этот раз празднование победы было непродолжительным. Судьба Боки опять решалась далеко за ее пределами.
 На Венском конгрессе в 1814 году союзники — Россия, Австрия и Англия — договорились, чтобы Бока Которская отошла к Австрии.
 20 мая 1814 года Александр I из Парижа написал Петру I Негошу: «Приглашаю вас, ваше преосвященство, для общей пользы не только не препятствовать австрийским войскам в занятии крепостей и возвратиться с храбрыми вашими черногорцами в пределы ваши, но и употребить влияние ваше к склонению жителей Боки непрекословно повиноваться постановлению союзных держав».
 Негош влияние свое в пользу Австрии, конечно, не употребил, но требованию вернуться в Цетине повиновался.
 Населению Боки под властью Австрии не жилось свободно. Трижды — в 1848— 1869 и 1882 годах—народ был вынужден браться за оружие против порядков, вводимых австрийскими властями.
 Каждый раз совместно с восставшими выступали черногорцы. Однако главную задачу — присоединение к Черногории — осуществить не удалось.
 В начале 1918 года эхо Великого Октября — залп Авроры докатился и до Боки Которской, которая была главной базой австрийского военно-морского флота. Здесь базировалось около сорока боевых кораблей. 1 февраля на броненосце «Святой Георгий» вспыхнуло восстание, которое тут же распространилось на все корабли, находящиеся в бухте. Залп с броненосца означал начало восстания, в котором участвовало более 6 тысяч матросов. На мачтах кораблей взвились красные флаги, а над гладью залива звучала мелодия революционной «Марсельезы». Восстание в Боке Которской — это первый в Европе боевой отклик на Великую Октябрьскую социалистическую революцию. На каждом корабле был создан революционный комитет, во главе восстания стал Центральный ревком. Ревком потребовал от правительства Австро-Венгрии немедленного заключения мира на условиях, предложенных Советами. В Москву восставшие матросы отправили приветственную радиограмму. Однако революционная власть продержалась на флоте недолго, всего несколько дней. Восстание было жестоко подавлено. Последнее красное знамя было спущено с «Святого Георгия», на котором находился ревком.
Около 800 участников были арестовано, более половины из них отдано под суд. Четыре руководителя восстания — Мате Брничевич, Франтишек Раш, Ерко Шижгорич и Антон Грабарь были расстреляны. На суде Франтишек Раш сказал: «На восстание нас подняло то, что произошло в России. Там взошло новое солнце, которое будет светить не только славянам, но и всем народам земного шара, и оно принесет им с собой мир и справедливость».
 Восстание на флоте в Боке Котор-ской потрясло Австро-Венгрию и способствовало ее распаду.
 С образованием в 1918 году Королевства сербов, хорватов и словенцев жители Боки приобрели наконец свободу. Однако и на этот раз ненадолго. Наступил грозный 1941 год. В это время Бока Которская была главной базой югославского военно-морского флота. Профашистское правительство Югославии ничего не сделало для организации сопротивления врагу и фактически передало страну гитлеровцам. Аналогично поступило и командование военно-морским флотом. Самостоятельно, вопреки приказу штаба флота, покинули Боку одна подводная лодка и два торпедных катера и прибыли на остров Мальта к союзникам. Героический поступок в эти трагические дни совершили старшие лейтенанты Милан Спасич и Сергей Машера. Когда команда эсминца «Загреб» покинула корабль, они взорвали его и погибли вместе с ним, но не сдали «Загреб» фашистам. После победы Родина высоко оценила их подвиг. Им обоим присовено звание «Народный герой Югославии».
 17 апреля 1941 года Боку Котор-скую оккупировали итальянцы.
 Призыв Центрального Комитета Коммунистической партии Югославии: «Рабочие, крестьяне, горожане, молодежь Югославии! В бой! В бой против фашистских оккупантов. В бой, ибо настало время сбросить оккупационное фашистское ярмо. В бой, потому что это наш долг перед советским народом, который борется и за нашу свободу» — дошел и до патриотов Боки.
 Успешное общенародное вооруженное восстание в Черногории 13 июля 1941 года ускорило развитие вооруженной борьбы в Боке, где к концу года были созданы и действовали два партизанских отряда. Не было покоя итальянским фашистам ни в 1942-м, ни в 1943 годах.
 После капитуляции фашистской Италии в сентябре 1943 года освободительная борьба в Боке развернулась еще больше. Созданы новые отряды, которые действовали против немецких фашистов как на территории, прилегающей к бухте, так и в соседней Черногории. К ноябрю 1944 года западная часть бухты была освобождена, восточная — нет. Фашисты упорно держались за полуостров Луштица под защитой мощных укреплений, созданных еще Австро-Венгрией. В этот период перед Народно-освободительной Армией Югославии стояла задача не допустить ухода фашистов на север, где они могли бы продолжить борьбу против Красной Армии. Действовавший в районе Боки 1-й батальон морской пехоты военно-морского флота (политкомиссаром которого был автор настоящего очерка) успешно решил эту задачу в отношении гарнизона Луштицы. Из более чем 250 фашистов, покинувших укрепления, до Котора дошло 170 военнопленных, остальные были убиты или ранены в ходе боя. 22 ноября 1944 года Бока Которская была полностью освобождена и вошла в состав Народной Республики Черногории.
 Жители Боки с достоинством встретили освобождение, так как внесли для победы посильный вклад. Более 4 тысяч партизан, 4 народных героя Югославии дал этот край.
 После Великой Победы прошли десятилетия. Как сегодня выглядит этот удивительный уголок земли? Для ответа на этот вопрос совершим повторно прогулку по знакомым нам городкам фьорда.
 Приукрашивается древний Герце-гнови. Город и прилегающие к нему спутники-местечки стали курортно-оздоровительным и туристическим центром Боки. Рано начинающийся купальный сезон предоставляет возможность объединить два вида отдыха. Когда в горах еще лежит снег, можно с утра покататься на лыжах, а во второй половине дня искупаться в теплом море. Герцегнови стал излюбленным местом встреч деятелей культуры и науки, здесь часто проводятся международные конференции, симпозиумы и семинары.
 Недалеко от Герцегнови, в горах, в деревне Црквице, находится маленькая, однако знаменитая метеостанция. Она отмечает самое большое в Европе количество осадков в году. Это своеобразный полюс дождей, так как в районе станции выпадает в среднем 5 тысяч, а в отдельные годы и до 7 тысяч миллиметров осадков.
 Побережье в глубь фьорда от Герцегнови до Вериге представляет собой очень красивый уголок земли. Представьте себе лазурное море, а вдоль берега — белокаменные дома с красными черепичными крышами. Все дома, поселки и городки повернуты к морю. Это символично, ибо именно с ним, с морем, с заливом, связана жизнь всех поколений, населявших этот край в течение тысячелетий. Между домами зеленеют сосны и кипарисы, маслины и пальмы, миндаль и цитрусовые, инжир и виноград. На расстоянии 300—500 метров от береговой черты начинают возвышаться горы, на вершинах которых часто белеет снег, а над ним ясное голубое небо.
 Проходя Вериге, мы опять подошли к Перасту, а следовательно, наступило время рассказать о современном морском торговом флоте Боки.
 За годы народной власти осуществилась мечта потомков мореходов бухты: возродился которский флот. В настоящее время он располагает двадцатью судами общим водоизмещением около 628 тысяч тонн, плавающими по всему Мировому океану.
 И вот наконец Котор. Его значение как кузницы морских кадров возросло. С 1959 года работала Высшая морская школа, которая в 1980 году стала факультетом мореходства и туризма Титоградского университета. Более 350 студентов навигационного, механического и радиотехнического отделений обучаются на этом факультете.
 В Боке проживает около 50 тысяч жителей. Как и прежде, их главные занятия — мореплавание, судоремонт и рыболовство; к ним прибавилось обеспечение туризма.
 Рассказ о Боке Которской будет неполным, если не совершить путешествие по одной из самых интересных автомобильных дорог Европы, высеченной в скалах, ведущей из Ко-тора на гору Ловчен и дальше в старую столицу Черногории — Цетине. Удивительна эта дорога. Чтобы доехать до перевала на высоте 1000 метров, необходимо проехать 42 поворота, многие из которых вызывают и страх, и восхищение одновременно. А когда преодолеешь последний из них — Крстац, взору открывается величественная и незабываемая панорама Боки. Сверху фьорд предстает перед тобой как чарующее озеро, которое постоянно меняет цвет в зависимости от дневного света, облачности или окраски окружающей природы: то синее, как глубокие воды Адриатики, то зеленоватое, как окружающая его растительность, то синеватое, как горы, поднявшиеся высоко в небо с самого дна залива. И всегда тихое, прозрачное и удивительно привлекательное. Такова она, Бока Котор-ская, единственный фьорд на юге Европы, в прошлом и настоящем.

 (голосов: 0)



Напечатать

Другие новости по теме:
  • БЕРЛИНСКАЯ ОПЕРАЦИЯ
  • ПЕРВОЕ ЗНАКОМСТВО
  • НА ПОСТАМЕНТЕ — ПОДВОДНАЯ ЛОДКА
  • О ВЕЛИКОЙ ВОЙНЕ
  • МУРОМ



  •