ОХОТНИЧЬИ ПРЕМУДРОСТИ
 На охоте Ондрей воспоминал охотничий обычай и свычай. Он ружье свое по весне омывал ...

ВЗРЫВАЮЩИЕСЯ ЦВЕТКИ
   Что связываем мы обычно со словом «крапива»? Неприятное ощущение от ожога. А между ...

О ЧЕМ КЛИЧУТ ЖУРАВЛИ
«Клинг! Клинг...» Когда высоко в небе кричат журавли, грустно становится людям. Почем ...

КАК ЦВЕТУТ ОСИНА И БЕРЕЗА
    Осина цветет в то время, когда у нее еще нет листьев. На ветвях распускаются круп ...

«БАРОМЕТРЫ» ЧИСТОТЫ ВОЗДУХА
В светлом негустом лесу на стволах деревьев часто встречаются разнообразные лишайники ...

ПОЗИТИВНОЕ ВИДЕНИЕ МИРА В 85 » О СТРАНЕ И МИРЕ » ИСТОРИИ — ВЕРИТЬ, ИСТОРИЮ — ТВОРИТЬ

ПАРУС В ОКЕАНЕ

 Еще есть на свете чудеса. Еще стоит в них верить: удивляться новому, радоваться неожиданному, вглядываться в невероятное. Еще нужны человеческому сердцу приключения в поисках неизведанного и недосказанного... Казалось бы, в наш век, когда из страны в страну самолеты переносят человека за несколько часов, когда космонавты облетают планету за девяносто минут, когда пассажирские суда нам кажутся слишком тихоходными, чтобы быть средством сообщения, уже неоткуда взяться приключениям.
 И порою жизнь как будто подтверждает это.-
 Мне рассказывал Андрей, знакомый семиклассник,' о том, как он вместе с родителями пошел на большом пассажирском теплоходе в круиз по городам Прибалтики. Играла музыка, в капитанской рубке стояли рулевой и вахтенный, за кормой бурлила вода, над судном носились чайки... И даже шторм, настоящий шторм на Балтике довелось испытать Андрею.
И все же рейс казался ему чем-то ненастоящим. Всеобщая восторженность морским походом даже коробила его. Может быть, ему не нравилась девчонка из соседней каюты, которая уж слишком преувеличенно всего боялась? Или задели сказанные после шторма слова пожилой пассажирки в очках: «Вот и ты, мальчик, приключение испытал...»? А может быть...

Подробнее



МАЛЬДИВСКАЯ ЗАГАДКА

 «Кто-то из местных жителей обнаружил каменную голову. Мальдивские власти пришли к выводу, что эта голова должна быть старше восьмисот лет...»
 Так начал свой рассказ Тур Хейер-дал. Это был он, человек, которого знают во всем мире. И сидел он напротив меня в самом центре Ленинграда, в номере гостиницы «Европейская». Говорил ровным строгим голосом, тщательно формулируя мысли, потому что рассказывал о том, что еще не опубликовано им, не до конца осмыслено.
 О, если бы была возможность, я привел бы в этот гостиничный номер всех мальчишек, с упоением читающих книги доктора Хейердала, мечтающих о дальних странствиях и удивительных открытиях!
 Вблизи, на расстоянии одного метра, он был совсем не таким, каким рисовался со страниц книг: ничего от «морского волка», незаметны следы тропического загара, свойственного тем, кто у экватора долгие месяцы проводит под открытым небом. Доведись встретиться с ним не в гостинице, а на ленинградской улице, среди разноязыкой толпы интуристов, — боюсь, что не узнал бы Тура Хейердала: увидел бы высокого подтянутого джентльмена, чем-то похожего на представителя деловых кругов и вряд ли — на путешественника.
 И все-таки это был он. Последние годы Тур Хейердал вел большие археологические раскопки на Мальдивских островах, что в Индийском океане. Островов в архипелаге около 1200, протянулись они цепочкой до самого экватора.
 Итак, на одном из этих островов была найдена каменная голова — обломок большой статуи. Тур Хейердал был приглашен на раскопки.
 «Да, эта голова должна быть старше восьмисот лет, потому что восемьсот лет назад на Мальдивы прибыли мусульмане, которым по религии запрещено изображать человека, — продолжил Хейердал. — Когда я увидел находку, то мне стало ясно, что это обломок буддийской скульптуры. Зашел и в местный краеведческий музей порыться в запасниках. И с удовольствием обнаружил еще одну сделанную на этих же островах находку, индуистскую скульптуру — голову фантастического существа с торчащими клыками, высунутым языком, удлиненными мочками ушей. Следовательно, по меньшей мере две цивилизации существовали на этих островах до того, как в тысяча сто пятьдесят третьем году пришли туда арабы.

Подробнее



ПОКА НАШ ПЛОТ НА ПОВЕРХНОСТИ

 Хочу напомнить, что эта беседа с Туром Хейердалом состоялась в октябре 1984 года. Как раз в те дни отмечалось 40-летие освобождения Северной Норвегии от фашистских захватчиков советскими войсками совместно с норвежскими воинами, среди которых был и 30-летний лейтенант Хейердал. Об этом можно прочитать в отличной книге А. Якоби «Сеньор Кон-Тики», поэтому свой вопрос я сформулировал так: «Что из тех далеких дней вам вспоминается более всего?»
 «Прежде всего, я постоянно думаю, что война — это безумие. И надо сделать все, чтобы предотвратить ее повторение. А среди моих самых светлых воспоминаний — встречи в Финмарке сорок лет назад с боевыми соратниками. С двумя из них я только что встретился вновь. Встреча, не улыбайтесь, состоялась... в сауне. Мы очень тепло говорили, приятно вспоминалось, как в далекие годы молодости после боев на жестоком морозе вот так же хорошо отогревались в бане. Отогревались наши души, и мы находили общий язык. Им были ненависть к общему врагу и надежда на то, что никогда больше не будет войны.
 Очень часто я вспоминаю военное рождество. У норвежцев принято его отмечать. В тот раз пришел к нам советский офицер. И мы большой компанией говорили о нашей дружбе, о мире. За это мы сражались, теряли боевых друзей и побеждали!»

Подробнее