ЗЕЛЕНЫЕ ПЛЕННИКИ
    В конце зимы много снега лежит в лесу — больше, чем по колено. Толстое бело ...

СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ ОКЕАН
 Десять—двенадцать тысяч лет назад окончился ледниковый период. В течение неско ...

УЧЕНЫЙ, ПЕДАГОГ, ГЕОГРАФ
Борис Федорович Добрынин(1885—1951) Большой ученый, блестящий педагог, воспитав ...

ИВАНОВЫ ПОБЕГИ
 В середине лета иногда можно встретить странные дубы — вся листва темно-зелена ...

РАСТЕНИЕ-ЗАГАДКА
  На том месте, где разводили в лесу костер, на земле первое время остается выжженное ...

ПОЗИТИВНОЕ ВИДЕНИЕ МИРА В 85 » ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА » НА ПОСТАМЕНТЕ — ПОДВОДНАЯ ЛОДКА

НА ПОСТАМЕНТЕ — ПОДВОДНАЯ ЛОДКА

 9 мая 1975 года подводная лодка С-56, экипаж которой показал образцы мужества и героизма в годы Великой Отечественной войны, сражаясь с немецко-фашистскими захватчиками в водах Заполярья, встала на вечную стоянку на Корабельной набережной бухты Золотой Рог в городе Владивостоке как корабль-музей.
 Судьба героической С-56 тесно связана с Северным и Тихоокеанским флотами. Подводная лодка была заложена 24 ноября 1936 года. Готовый корпус подводной лодки был доставлен на Дальний Восток. С-56 была передана флоту 20 октября 1941 года, когда уже шла война с немецко-фашистскими захватчиками. Новейшее по тому времени навигационное оборудование, средства связи и гидроакустическая аппаратура в сочетании с торпедным и артиллерийским вооружением давали возможность подводной лодке успешно решать задачи по поиску и уничтожению кораблей и судов противника. Экипаж был сформирован задолго до окончания строительства подводной лодки, а в командование кораблем вступил капитан-лейтенант Г. И. Щедрин, уже имевший, несмотря на свои 28 лет, большой опыт плавания.
 Первый год войны прошел для экипажа С-56 в напряженной боевой учебе, несении дозорной службы, изучении опыта боевых действий подводников Балтики и Северного флота. Приходилось быть в постоянной готовности, так как Япония, являющаяся союзницей фашистской Германии, несмотря на договор о нейтралитете, сосредоточивала у границы с Советским Союзом миллионную Квантунскую армию, наращивала силы флота, встала на путь открытых провокаций против наших торговых судов.
 В 1942 году для усиления Северного флота Государственный Комитет Обороны постановил перевести на Север часть подводных лодок Тихоокеанского флота.
 К переходу было приказано готовить шесть подводных лодок. Среди них была и подводная лодка С-56. Предстоял большой переход через Тихий океан, Панамский канал, Атлантику в воды Северного Ледовитого океана.
 25 сентября 1942 года первыми начали переход с Дальнего Востока подводные лодки Л-15 и Л-16, через десять суток уже вышла вторая группа подводных лодок в составе С-54 и С-55, а спустя сутки оставила Дальний Восток третья группа в составе подводных лодок С-51 и С-56. Дивизионом подводных лодок командовал Герой Советского Союза капитан 1 ранга А. В. Трипольский. С-56 шла концевой. Вскоре позади остались Де-Кастри, Петропавловск-Камчатский — подводные лодки взяли курс к берегам Америки.
 В 0 часов 30 минут 19 октября штурман С-56 лейтенант Ю. В. Иванов взял пеленг на маяк «Африка» — последнюю точку на родной дальневосточной земле. И только через сто сорок суток подводная лодка подошла к берегам родной земли у далекого Кольского залива. Сквозь штормы и туманы, ледяную стужу и тропическую жару прошли подводники. Они пережили трагическую гибель своих товарищей с Л-16, торпедированной неизвестной подводной лодкой в Тихом океане, а в проливе Акутан торпеда ударила в киль С-56, но не взорвалась. Шли в надводном положении. Датч-Харбор, Сан-Франциско, Панамский канал... На переходе к Панамскому каналу температура в отсеках достигла + 55 градусов. Особенно тяжело было мотористам.
 2 октября 1942 года вышли из Ко-ко-Соло '. Тихий океан позади. Начались не изведанные тихоокеанцами воды Атлантики. Океан встретил ураганом. Выдержали. Через десять суток подводные лодки ошвартовались в Галифаксе (Канада). Расстояние от Галифакса до Розайта (Англия), — то есть всю Атлантику,— пересекали поодиночке. Днем и в хорошую видимость шли в подводном положении, а ночью и в штормовых условиях всплывали в надводное положение: фронт был уже близко и можно было ожидать встречи с немецкими субмаринами.
 Последний переход из Розайта в Полярный с заходом в порт Лервик (Шетландские острова) С-56 также совершила одна, и утром 8 марта 1943 года в назначенной точке подводная лодка была встречена североморским эскадренным миноносцем «Куйбышев», в его сопровождении вошла в родную гавань и ошвартовалась у пирса Полярного. Тихоокеанцев встречали командующий Северным флотом вице-адмирал А. Г. Головко, член Военного совета Северного флота контр-адмирал А. А. Николаев, адмиралы, офицеры, подводники.
 Первое правительственное задание было выполнено. За кормой С-56 осталось 16707 миль трудного океанского плавания.
 Наши североморские подводники И. А. Колышкин, Ф. А. Видяев, М. П. Августинович, В. Ф. Тамман помогли Григорию Ивановичу Щедрину изучить обстановку на северном театре военных действий, поделились опытом торпедных атак, приемами уклонения от противолодочных сил противника. Дни и вечера всего экипажа заполнялись учебой. Встречались с бывалыми подводниками, с участниками боевых походов, с флагманскими специалистами. Акустик К. Круглое постоянно общался с прославленными акустиками Северного флота, имевшими богатый боевой опыт, — Анатолием Шумихиным, Леонидом Лебедевым, Михаилом Лежневым. Подводники встречали вернувшихся из боевых походов Фисановича и Видяева, узнавали у них то, чего не прочтешь ни в одном учебнике, готовились к своему первому походу.
 29 марта 1943 года С-56 вышла на выполнение боевого задания. После высадки разведгруппы на вражеский берег подводная лодка заняла назначенную позицию и начала настойчивый поиск врага. Вскоре Круглое обнаружил шум винтов цели. Всплыв под перископ, командир увидел по корме конвой в составе девяти кораблей. Разворачиваться было поздно, и капитан-лейтенант Щедрин атаковал из кормовых торпедных аппаратов транспорт. Первая победа!
 Подводная лодка продолжала поиск. На четвертый день Круглое снова зафиксировал шум винтов кораблей противника. Шли три транспорта в охранении шести сторожевых кораблей и нескольких больших охотников. Прорвав кольцо охранения, командир уже приготовился дать команду выпустить торпеды по самому крупному транспорту, но в этот момент на подводную лодку посыпались глубинные бомбы, во всех отсеках погас свет. Отказаться от атаки? Нет! Созревает дерзкий план: погрузиться, нырнуть под транспорт и атаковать его с противоположной стороны кормовыми торпедными аппаратами. Погрузились.
 С минимальной дистанции, с противоположного борта концевой транспорт получил две торпеды. Снова лодка стремительно ушла на глубину, снова сторожевые корабли бросились в атаку, но безуспешно.
 Две атаки, две победы. Начало неплохое.
 19 апреля над гаванью прозвучали два победных выстрела, возвестивших об открытии боевого счета подводной лодки С-56.
 После четырех боевых походов на счету С-56 было уже девять потопленных и поврежденных фашистских кораблей, а экипаж завоевал славу корабля, не возвращающегося в базу без победы.
 Зима 1944 года. На всех фронтах войны инициатива в наших руках. Уже из отбитого у фашистов Орла, из разрушенного Харькова, из героического Ленинграда подводники получают весточки от близких. Горечью, болью и призывом к мести наполнены эти письма.
 В феврале С-56 вышла в зимнее штормовое море к берегам Северной Норвегии, чтобы искать и топить врага. Фашисты стали осторожнее. Уже много кораблей нашло себе могилу на дне моря, и теперь они, прежде чем выпустить из порта транспорты, высылают поисково-ударные группы кораблей для уничтожения советских подводных лодок.
 28 февраля у входа в Тана-фьорд С-56 была обнаружена противолодочными кораблями противника. Начались жестокая бомбежка и многочасовая погоня. Трижды капитан 3 ранга Щедрин пытался всплыть под перископ, чтобы контратаковать гитлеровцев, но эти попытки не увенчались успехом: как только лодка приближалась к поверхности, бомбометание становилось интенсивнее и приходилось срочно уходить на глубину. Оторваться от преследования, изменив курс, скорость и глубину, также не удалось. Фашисты непрерывно бомбили — час, второй, третий... Нужно найти выход.
И командир принял решение: перейти на бесшумную работу электромоторами и выключить по отсекам все машинки регенерации воздуха. Лодка медленно ползла из района. Подводники на боевых постах. Они понимали, что значит прекратить регенерацию воздуха. Это значит, что через несколько часов в отсеках нечем будет дышать, что углекислота, заполнив весь объем отсека, начнет железными тисками сдавливать голову, хватать одышкой за горло, лишит сил, заставит расслабленное тело обливаться холодным липким потом... А нужно нести вахту, выстоять, уйти от врага. Глубинные бомбы продолжали рваться недалеко от корпуса подводной лодки. Дышать нечем. Лица подводников начали неестественно краснеть, все машинально смотрели на свои приборы, механизмы, доклады в центральный пост шли неестественно спокойные. Глубинные бомбы продолжали рваться. Хватит ли сил выстоять? Григорий Иванович Щедрин подошел к переговорным трубам: «В носу!.. В корме!.. Говорит командир корабля! Противник потерял нас, мы успешно прорываемся, но и наши запасы подошли к концу. Знаю, что вы выбились из сил. И все же надо держаться. Наш корабль и экипаж нужны Родине для борьбы с врагом. Беспартийным разрешаю отдохнуть. Коммунистов прошу остаться на боевых постах и нести службу за себя и товарищей. Повторяю: коммунистов прошу держаться!»
 Первым из седьмого отсека доложил мичман Павлов: «Беспартийных нет! Торпеды приготовлены. Вахту стоим!»
 Следующим доложил Боженко: «В шестом стоят по повышенной готовности! Назаров подал заявление в партию. Беспартийные просят не сменяться».
 Из пятого отсека доложили: «Считайте нас в пятом всех коммунистами. Пока дышим, с вахты не уйдем!
 Аналогичные доклады поступили из всех отсеков.
 Проходит ночь. Силы подводников на исходе. В 8 часов 20 минут раздались последние взрывы глубинных бомб и совершенно измотавшийся и полуоглохший от бомбежки акустик доложил, что шумы винтов кораблей удаляются: враг решил, что с подводной лодкой покончено. Через час подводная лодка всплыла в надводное положение. Аккумуляторные батареи были полностью разряжены. Подвели итоги: лодку преследовали два эскадренных миноносца, пять сторожевых кораблей и тральщиков. За двадцать шесть часов непрерывной бомбежки противник сбросил 362 глубинные бомбы. По боевой тревоге личный состав простоял двадцать восемь часов. Корабль серьезных повреждений не получил, а экипаж стал полностью коммунистическим.
 Продолжали поиск. Через пять дней встретили фашистский конвой, и еще один транспорт пошел ко дну.
 В базе С-56 ожидала торжественная встреча. За мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 марта 1944 года подводная лодка С-56 была награждена орденом Красного Знамени. Весь экипаж был награжден орденами и медалями Советского Союза, а командиру капитану 2 ранга Щедрину было присвоено звание Героя Советского Союза.
 Но враг еще на родной земле. Гневом наполняются сердца краснознаменцев. «За Родину!», «За победу!», «Смерть фашистам!» — с такими надписями уходят торпеды с Краснознаменной С-56 навстречу врагу.
 Ко Дню Советской Армии и Военно-Морского Флота краснознаменцы довели счет потопленных и поврежденных кораблей до четырнадцати. Приказом Народного Комиссара Военно-Морского Флота от 23 февраля 1945 года Краснознаменная подводная лодка С-56 получила звание гвардейской.
 Гвардейская Краснознаменная лодка С-56 первой в советском подводном флоте совершила кругосветный переход по охваченным пламенем второй мировой войны водам Мирового океана. А назад,уже после Великой Отечественной войны, прославленная в боях с немецко-фашистскими морскими пиратами подводная лодка вернулась на Тихоокеанский флот.
 По-разному сложилась судьба подводников с С-56 после войны. Командир подводной лодки гвардии капитан 2 ранга Щедрин ушел с повышением на новую должность, затем учился, командовал соединением кораблей и, выполняя просьбу своих боевых товарищей, написал книгу «На борту «С-56», ряд очерков о героических подвигах подводников Северного флота в годы Великой Отечественной войны.
 Свою службу на флоте вице-адмирал Григорий Иванович Щедрин закончил главным редактором «Морского сборника» — одного из старейших отечественных журналов.
 В 1972 году Военный совет Краснознаменного Тихоокеанского флота принял решение о создании мемориала гвардейской Краснознаменной подводной лодки С-56 на Корабельной набережной в городе Владивостоке.
 Как старший товарищ по нелегкой воинской службе своей героической жизнью-историей С-56 воспитывает в новых поколениях военных моряков верность социалистической Родине, готовность встать на защиту ее священных рубежей.

 (голосов: 1)



Напечатать

Другие новости по теме:
  • ГИБЕЛЬ ВРАЖЕСКОЙ СУБМАРИНЫ
  • ПОДЪЕМ ЗАТОНУВШЕЙ ЛОДКИ
  • НА ГРАНИ ВЗРЫВА
  • ГОРОД МАХАЧА — МАХАЧКАЛА
  • О ВЕЛИКОЙ ВОЙНЕ



  •