ПОЛЕЗНЫЕ СОРНЯКИ
 Человека, который взял под охрану крапиву, можно встретить на его необычайной &mdash ...

ФЬОРД НА АДРИАТИКЕ
Когда слышишь или читаешь слово фьорд, мысленно переносишься на север Европы в страну ...

ЛЕСНОЙ СЮРПРИЗ
  В конце апреля — начале мая на улицах Москвы, Ленинграда и некоторых других г ...

ПРИБЫТИЕ
 Речной причал в Котласе на высоком берегу. За рекой болотистая низина с чахлыми куст ...

ПОКА НАШ ПЛОТ НА ПОВЕРХНОСТИ
 Хочу напомнить, что эта беседа с Туром Хейердалом состоялась в октябре 1984 года. Ка ...

ПОЗИТИВНОЕ ВИДЕНИЕ МИРА В 85 » О СТРАНЕ И МИРЕ » ЦЕЛИНА БАМа

ЦЕЛИНА БАМа

 Железнодорожный вокзал во Владивостоке расположен прямо в морском порту, в самом центре города, у подножия сопок, по склонам которых поднимаются городские кварталы. Транссибирская железная дорога вышла к Тихому океану в конце прошлого столетия; рельсовый путь как бы увенчал трехвековой труд освоения Сибири и Приморья, рельсы пролегли по обжитым, застроенным и распаханным землям. Правда, первые сибирские составы грузились в основном пшеницей да маслом, яйцами да замороженным мясом: сельское хозяйство решительно преобладало над промышленностью на всем протяжении Транссибирской магистрали от Челябинска до Байкала и в Забайкалье до Океана. Озеро Байкал шестисоткилометровой дугой лежит поперек великой дороги, почти точно на ее середине. При проектировании Транссиба были предложены варианты обхода Байкала как с юга, так и с севера — та и другая трассы обещали свои преимущества. Но решающий довод в пользу южного варианта был тогда неоспорим: «...стоит только провести ту черту, которая составляет границу успешного хлебопашества, и сразу станет ясно, как, где и для чего нужно строить сплошную непрерывную сибирскую дорогу. К северу от черты лежат места, которым не нужна сибирская дорога...».
 Именно в этих местах находится Байкало-Амурская магистраль. Ее протяженность равна железнодорожному маршруту Тюмень — Севастополь, однако природные условия на БАМе несравнимо суровее и сложнее, чем даже в суровой Тюмени.
 ...Сегодня уже уходят в историю временные поселки бамовских первопроходцев. Палатки и вагончики сменились улицами многоэтажных домов, растут целые города. Стремительно будет развиваться индустрия этого региона. Здесь станет работать и жить каждый двухсотый гражданин нашей страны. И все эти полтора миллиона человек круглый год надо обеспечивать разнообразной едой по усиленным северным нормам. А это значит, что в те же самые два десятилетия на БАМе должен быть создан свой продовольственный комплекс — пищевая промышленность и, конечно же, сельское хозяйство. От своевременного решения этой задачи зависит будущее всей бамовской индустрии; а задача труднейшая.
 Дело в том, что современное сельскохозяйственное предприятие — птицефабрику, например, или молоч-но-овощной совхоз — выстроить ничуть не проще, чем предприятие промышленное или железнодорожную станцию. А запустить на полную мощность сельскую новостройку, пожалуй, что и посложнее. Потому что первоосновой всего сельского производства все-таки остается земля-матушка, ее плодородный почвенный слой, обычно очень тонкий, легко ранимый. Именно плодородие почвы питает жизнь всего многомиллионного человечества. А обработка почвы — земледелие — всегда будет связана со множеством местных природных особенностей. Чтобы землей хорошо управлять, необходимо узнать ее во времени, сжиться с нею.
 Разумеется, попытки освоения земель «севернее границы успешного хлебопашества» делались издавна. Ко времени начала работ на трассе БАМ в 1974 году на ее западной и восточной оконечностях и вдоль южной окраины существовало полтора десятка маломощных совхозов и подсобных хозяйств. По всей же остальной трехтысячекилометровой протяженности будущей магистрали, в зеленом море тайги и болотных марей, среди застывших волн каменных хребтов едва набиралось 45 гектаров пашни. Да кое-где редкие старожилы возделывали скромные огороды и даже сады и цветники, разводили кур и свиней, даже коров! Пример и опыт этих крохотных очагов земледелия неоценим. Однако же далеко не достаточен.
 И вот с 1974 года в полосе Байкало-Амурской магистрали, проникнув в самые труднодоступные места, работают исследователи-специалисты сельского хозяйства: почвоведы и ботаники, мелиораторы и агрохимики, ветеринары, механизаторы... Вдоль всей трассы создано девятнадцать опорных пунктов сельскохозяйственной науки — это целые научные городки, оснащенные лабораториями и техникой для любых агрономических исследований и полевых работ.
Опорные пункты рассылают сельскохозяйственные экспедиции. На каждом выявленном массиве земель, пригодных для освоения, закладываются опытные делянки. Пожалуй, палатки и вагончики, вообще временное жилье дольше всего продержится на БАМе именно у первооткрывателей горно-таежной целины: ведь одним-двумя сезонами наблюдений тут никак не обойтись. Надо не только во всех подробностях узнать противоречивые природные условия, но и приспособить к ним приемы обработки земли, подобрать подходящие виды и сорта культур...
 Да, на БАМе широко развита «вечная» мерзлота грунта, но здесь же почти повсеместно бьют и горячие целебные ключи. Общее количество их тепла — фантастически велико! Они способны круглый год обогревать громадные площади теплиц!..
 На БАМе случаются летние заморозки, но солнце сияет здесь ярче и небо безоблачней, чем в солнечной Грузии! Растения показывают здесь исключительную отзывчивость на удобрения, урожайность сравнима с лучшими показателями Нечерноземья!
 Сегодня наука и практика свидетельствуют: на БАМе может расти почти все. По крайней мере, все необходимое — от картофеля и различных сортов капусты до люцерны, клевера и всевозможной столовой зелени. В нашем рассказе итак уже много перечислений, а это получилось бы самым длинным. В некоторых районах будущей магистрали овощи и картофель хорошо растут лишь на грядах или гребнях, лучше прогреваемых, чем борозды на ровном поле. И для таких сложных условий предложены наиболее подходящие сорта и разработана механизация их выращивания. А для районов особо сурового климата создана двуслойная пленочная теплица нового типа и к ней тоже подобран комплекс машин и оборудования. Вопреки всем трудностям сибирского новоселья на опытных делянках выращиваются сотни тонн овощей, и для многих участков трассы эти делянки — пока что единственные поставщики незаменимых свежих продуктов.
 Но самый трудный вопрос продовольственного снабжения БАМа — это свежее молоко. Оно одинаково необходимо и в тех районах, где коровам раздолье, и там, где им придется круглый год проводить в стойлах. Вообще молочное животноводство — наиболее трудоемкая отрасль сельского хозяйства, требующая ежедневного заботливого участия человека. Для полосы БАМа научно обосновано и опробовано несколько вариантов содержания молочного стада, в основном на кормах естественных местных угодий. Практикой доказано, что годовые надои по три тысячи литров молока от каждой коровы — вполне достижимы в условиях БАМа и даже еще не предел.
 На изрезанном, сильно пересеченном ландшафте примагистральной полосы даже на небольших площадях разновидности почв могут встречаться десятками. Потому что все эти с виду такие похожие пыльно-желтоватые, бурые и грязно-белесые почвы — все они очень различны по своему составу и строению, а главное — по своим свойствам. По-разному влияет на них изменчивость погоды. Разная у них отзывчивость на обработку, разное и плодородие. В одном только все виды почв, пожалуй, похожи: от мертвых горных пород они отличаются тем, что все они отчасти живые. Минеральные вещества в комочках почвы перемешаны с остатками растительных и животных организмов, которые почти все на этой же самой почве взросли, и вся эта смесь насыщена живыми почвенными бактериями. Сантиметровый слой плодородной почвы природа наращивает около двухсот лет; полметра — дольше десяти тысячелетий. Вот почему при вовлечении «диких» земель в сельскохозяйственный оборот нельзя ошибаться.
 Чтобы такая земля стала добрым полем, прежде всего надо верно выбрать его контуры и его расположение относительно солнца и господствующих ветров. На глинистых мерзлых грунтах при уклоне местности распаханное поле почти наверняка погибнет от оползней, зато сенокос может выйти прекрасный. Легким песчанистым и пылеватым почвам в сухую погоду угрожает выдувание — ветровая эрозия, если не предусмотрено орошение. А земли под-лесные (освобожденные от леса) нередко гибнут от промоин и оврагов — эрозии водной. И чем беднее почва, тем больше потребует она труда и внимания.
В полосе БАМа широко развиты небогатые торфяно-болотные почвы. Сначала их придется осушить. И если затем распахивать, торфянистая пашня для улучшения теплового режима будет нуждаться в добавке минеральных грунтов — до 800 кубометров на каждый гектар. И любые осушенные торфяники — пусть и нераспаханные — становятся крайне пожароопасны, если их не обустроить системами для поднятия уровней грунтовых вод. Такие системы двустороннего регулирования намного сложней и дороже простых осушительных мелиорации. Однако экономия при отказе от них легко может обернуться полной потерей и всех затрат на мелиорацию и самих земель — из-за пожара.
 Как показали эксперименты, в последующем орошении будут нуждаться и многие другие осушенные земли на БАМе, а не одни лишь торфяники. Еще лет двадцать назад при тогдашних возможностях мелиорации, большинство бамовских земель так и осталось бы пустошью. Но и сегодня продвинуть мелиорацию с экспериментальных участков на просторы всей трассы по плечу только мощным передвижным механизированным колоннам (ПМК)—своего рода мирным тракторным дивизиям. А сформировать эти сельскохозяйственные дивизии не так-то просто. Ведь не БАМ строится ради освоения целины, а наоборот — скудные земли предстоит освоить, чтобы служили нуждам нового промышленного района.
 Но вот когда вся многотрудная бамовская целина будет наконец поднята, тех лугов и пашен хватит, чтобы прокормить едва половину полу-торамиллионного населения края. Тут невольно воспрянут давние привычки, когда бывало, что и крупнейшие новостройки кормились целиком за счет завоза, без особых достатков, но и без хлопот. Тем более что совсем рядом — 300—500 километров от магистрали — пахотных земель миллионы гектаров! Снабжаются же привозным продовольствием столько великих и малых городов!..
 Ну во-первых, часть продуктов питания для горожан выращивается буквально в городской черте или вблизи от нее: все удобные земли в окрестностях городов, как правило, тщательно возделаны.
 А во-вторых, как раз в последние годы все наши города так стремительно росли, что их давние источники продовольственного снабжения еле-еле поспевали за ростом новых потребностей. Рассчитывать на самотечный завоз продовольствия при нынешних уровнях спроса — значит надеяться, что где-то лежат до востребования высокие горы сельскохозяйственной продукции.
 Конечно, на БАМ придется завозить все: зерно и сахар, фрукты и часть молочной продукции, грубые корма для животноводства и еще многое другое. Но для этого в близлежащих обжитых районах предстоят те же работы: освоение полумиллиона гектаров целины, расширение сети автомобильных дорог, усиление существующих совхозов и создание новых. В любом случае все возможное количество продовольствия должно производиться вблизи дома. К тому же не всякий продукт выносит длительное хранение и даже просто перевозку, особенно зимой.
 В ближайшей перспективе пашня на БАМе займет более ста тысяч гектаров, а площадь теплиц превысит шестьсот тысяч квадратных метров.
 В будущем предполагается в колхозах и совхозах зоны БАМа, что число кур-несушек достигнет миллиона, а поголовье коров приблизится к двадцати двум тысячам, а в подсобных хозяйствах предприятий — к восьми с половиной тысячам.
 В этой ближайшей перспективе отведено свое место и малому индивидуальному хозяйству, имеющему для БАМа особенно важное значение.
 На сотнях тысяч квадратных километров притрассовой полосы разбросано несметное множество мелких клиньев удобной земли, по мелкости своей невыгодных, а то и непригодных для машинной обработки. Освоение таких «пятачков» населением, обычно стихийное, на БАМе сразу получило поддержку и помощь. Местные органы власти помогают новоселам приобретать инвентарь и удобрения, породистый молодняк домашних животных. А где это необходимо, под огороды распахивают целину. Опорные пункты сельскохозяйственной науки рассылают семена и раздают рассаду, помогают советами. Казачинско-Ленский ОП сумел привлечь к этой работе учеников местной школы. Огородничество в округе пошло столь успешно, что теперь, когда заходит речь о достижениях сельского хозяйства на БАМе, Казачинско-Ленский ОП называют в первую очередь.
 ...Еще работали с полной нагрузкой бамовские звеносборки: среди красных флажков ограждений передвигались ажурные козловые краны, ревели оранжевые самосвалы, грудились холмы черных шпал и росли, росли сквозные штабеля готовых звеньев будущего пути — на земле и на сцепах рельсопоездов, которые развозили их в разные стороны — в голубую-голубую тайгу, а в поселке Магистральном и в Тынде и вблизи Комсомольска у полотна готовой дороги трактора обрабатывали землю и набирали силу всходы овощей, картофеля и кормовых трав. Большинства бамовских полей с насыпи не увидеть. Однако они есть, и с каждым годом их становится больше. И где-то совсем уж далеко от трассы, на днищах межгорных котловин и на террасах таежных речек, упрямо зеленеют делянки опытных участков.
 Железнодорожная магистраль идет в тайгу за углем, рудами, лесом.
 Но абсолютное большинство новоселов — дети народов земледельческих. И пусть не каждый сам обрабатывал землю, все они выросли в сознании, что родная земля кормит свое население, а человек не только берет у земли, но должен оставить ее внукам улучшенной.
 Так освоение целины БАМа переросло рамки чисто хозяйственных задач.
 Грядущие новостройки на севере и востоке страны будут опираться на БАМ, на бамовский опыт. Отныне освоение целины станет обязательным условием каждого строительства в необжитых сибирских краях.

 (голосов: 0)



Напечатать

Другие новости по теме:
  • ГОРОД НА ВЕЧНОЙ МЕРЗЛОТЕ
  • СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ ОКЕАН
  • ДЕРЕВО-ГИДРА
  • МОЛОДОСТЬ СТАРОГО КУЗБАССА
  • «А ВТОРОЕ СОКРОВИЩЕ—КАСПИЯ...»



  •