Warning: fopen(/var/www/fastuser/data/www/acere.ru/engine/cache/related_656.tmp): failed to open stream: пФЛБЪБОП Ч ДПУФХРЕ in /var/www/fastuser/data/www/acere.ru/engine/modules/functions.php on line 337 Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/fastuser/data/www/acere.ru/engine/modules/functions.php on line 338 Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/fastuser/data/www/acere.ru/engine/modules/functions.php on line 339 ОНДРЕЙ СИЛУ ОКАЗЫВАЛ » Позитивное видение окружающего мира в 85

НАУКЕ ОТДАННАЯ ЖИЗНЬ
 Недавно научная общественность отметила 100-летие со дня рождения Андрея Владимирови ...

ТЕПЛАЯ ПОЛЯНА
 В осеннем лесу бывает так: набредешь на сосняк вперемежку с елью, березой, осиной и ...

ГОРОД В УГЛУ У РЕКИ
 Углич — старинный русский город на берегу Волги, районный центр Ярославской об ...

ЗЕМЛЯ ВРАЩАЕТСЯ МЕДЛЕННЕЕ
 Дневные и месячные кольца, обнаруженные на ископаемых кораллах, позволили установить ...

НА ПОРОГЕ ОСЕНИ
    Август на исходе. Скоро лету конец. Стоят солнечные, но уже не жаркие дни. Еще мо ...

ПОЗИТИВНОЕ ВИДЕНИЕ МИРА В 85 » О СТРАНЕ И МИРЕ » ВЕПССКИЕ ОРНАМЕНТЫ » ОНДРЕЙ СИЛУ ОКАЗЫВАЛ

ОНДРЕЙ СИЛУ ОКАЗЫВАЛ

 В деревне Сюрьге жил у отца с матерью молодой Ондрей. Вот уж стеснительный был — девушка красная! При нем лишнего слова не скажи. На крещенский праздник разыгрались ребята, толкнули его — не ворохнулся. Стоит, смеется. Стали с разбегу толкать здоровенные мужи-чинья — стоит, как, скажи, столетняя сосна! Глазами хлопает, сам себе удивляется. Ондрей силы своей и меры не ведал.
 Было: с Ошты до Вознесенья ехал купец. Тройкой коней гордился, чванился: «Берегись, зашибу!» Ондрей мимо проходил. «А буде хочешь, так сдержу лошадей». Богач по тройке вперехлест кнутом ударил, сапогом по земле чертит: «Ах-ха-ха! Сдержи!» Остервенел, бьет по кореннику и раз, и другой раз. Держит тройку Ондрей, в дорогу по колено врос. Рассыпались сани — у Ондрея в руках только спинка санная осталась. Ондрей стоит, тонкую роспись санную рассматривает. Понимал в красоте. А тут из синь-сугроба крик и зык: «Охти мнешенько-о» — «Ну! запуталась курица в отрепьях». Пришлось Ондрею тащить купца из сугроба. Тоже, знаешь, подвиг немалый: купчина-то был многопудовый.
 Ондрей — славутный охотник. На медведя с рогатиной ходил. Наша вепсская рогатина — копье с граненым наконечником. У шейки рожна — стальная поперечина, а то ведь достанет зверь охотника когтистой лапой. С таким копьем еще на нашей памяти в лес хаживали. А Ондрей зверя не колол, он шкуру медвежью жалел. Он перед зверем повинится: прости-ко, мол, батюшка! — да и обоймет его накрепко, копье за медвежьим хребтом перехватит, принажмет — из зверя и дух вон, вот што, парень...
 Вот, случилось! Ондрей лося убил. Не совсем убил — насмерть ранил. Лось далеко бежал, Ондрей за ним неотступно на лыжах. Ондрей ведь такой был: поест и уйдет на много суток в лес, с собой еды не берет. Спит в лесу, у нодьи. Нодья у нас — костер охотничий: два бревна берут, подтесывают их, одно к другому кладут. Щепки меж бревен запалят, смолье зажгут — так целую ночь и живет огонь. Охотник на хвое нежится.
Старики, которые охотники, похва-лялися: мы-де любим огонь живой, не запертый, нам-де в избе маятно, душно, тошно!
 И Ондрей так: день бежит за лосем-то, а ночью у нодьи спит. Потом опять по следам бежит, поспешает. Лежки лосиные видит. Вот за Кушле-гой пошли леса незнаемые, места чужие.
 Стал Ондрей лося настигать. Видит: за ближним синим ельничком будто холм стоит, а это лось пал, огромный, матерый зверь! Вышел на полянку Ондрей — а к лосю уж целая барская охота летит. Народу, собак, гомону! На ружьецах — замочки резные, кафтаны шелком шитые, в руках у барских псарей рога золоченые...
 Ондрей — зипунишко старенький, ружьишко веревочкой перевязано, а не заробел! «Мой лось!» — говорит.
 Барину посмеяться желательно: «Твой лось — дак бери скорей! А не возьмешь, дак, стало быть, не твой! Ох-хо-хо!»
 Ондрей ляжки лосиные отрубил, в кошель поклал. Тушу в охапку — и на плечи! Ему только на лыжи встать — он дома будет.
 Барин, челядь — аж задубенели. Стоят — рты отворены. Очнулись, кинулись догонять Ондрея, порох на полки ружей сыплют, псов натравливают.
 Как же, догонишь! Да и опасаются, не шибко бегут-то! Сила такая в человеке... ведь зашибет!
 Ондрей домой пришел — за стол сел. Ему жена калиток дает. Его мера такая: «Съем, сколько в охапку влезет!» А ручищи — сам понимаешь... Вот он калитки ест и молоком запивает. А тут соседи на порог: «Сказывают, ты лося добыл, Ондре-юшко?» — «На повети туша лежит — отруби, сколь надо тебе».
 Он даром мясо отдавал, все село, бывало, накормит.

 (голосов: 0)



Напечатать

Другие новости по теме:
  • ОХОТНИЧЬИ ПРЕМУДРОСТИ
  • МЕРА ОНДРЕЕВОЙ СИЛЫ
  • ОНДРЕЕВА ПУГОВИЦА
  • МЫ — ПУСТОШКИНЫ
  • УРОК НЕ ВПРОК



  •