СЕМЕНА НА СНЕГУ
   Март на исходе. Заметно сильнее греет солнце. Все выше поднимается оно. Под горячи ...

ХВОЩ-НАПИЛЬНИК
    Среди наших хвощей один из самых интересных — хвощ зимующий. С ним лучше вс ...

СКАТЕРТЬ, РАЗОСТЛАННАЯ ПОД ЗВЕЗДАМИ
 В одном из своих произведений отважный французский летчик и прекрасный писатель Анту ...

СЕМЕНА-ПЫЛИНКИ
    В лесу в начале лета иногда встречается странное растение. Над землей возвышается ...

КТО ОТКРЫЛ АМЕРИКУ?
 «Поиски пришельцев» — так можно было бы назвать увлекательную повесть о самых ...

ПОЗИТИВНОЕ ВИДЕНИЕ МИРА В 85 » О СТРАНЕ И МИРЕ » ШЕМОГОДСКАЯ РЕЗЬБА ПО БЕРЕСТЕ » ИВАН ВЕПРЕВ

ИВАН ВЕПРЕВ

 Седенький киоскер, у которого я купил свежую районную газету, сказал: «У промыслов своя, иногда нам, людям, неподвластная жизнь» — и посоветовал попытаться разузнать про Ивана Вепрева, который в свое время сильно прославил шемогодскую бересту.
 В Шемогодской волости стояла деревня Курово-Наволок. Все жители ее носили фамилию Вепревых. Когда подрос один из них, Иван Вепрев, отец дал ему ружье да топор. Пошел Иван в лес, остановился на земляничной полянке и сказал: «Прошу тебя, лес-батюшка, корми меня, как отца моего и как деда. Я же обещаю лишней веточки зря не ломать, невинной птахи зря не губить...»
 Ничего не ответил ему лес. Начал Иван валить деревья, дома рубить, резьбой их украшать, на охоту ходить, зверя и птицу бить — кормиться.
Лес кормил не голодно и не сытно.
 Пришел срок, срубил Иван и себе дом, сам печь сложил, стол смастерил, в чулане полки навесил. А что ставить на них?
 Подумал и опять в лес пошел. Свалил березу, распилил на чураки. С чураков снял бересту целиком, потом из кругляшков напилил донышки. Из самых больших чураков получились ведра. К ним приладил ручки из ивовых прутьев. Из чураков поменьше получились крынки для молока, туески для сметаны и соли. И даже стаканы для чая смастерил. И так научился донышки подгонять да прилаживать, что ни единой капельки не протекало.
 Заставил стол берестяной посудой. Солнце в оконце глядит, береста ласковая, теплая, сама в руки просится. Как тут не улыбнуться?
 И так ему понравилась береста, что решил ее рисунком украсить. Смастерил в сенях верстак, на нем разложил топор, пилу, нож, стамеску да рубанок.
 Что же вырезать на бересте? Знал он знак, который оберегает от дурного глаза, от болезней, от нечистой силы, — трилистник. И стал вырезать на бересте три листика, а стенки на туесках делать из двойной бересты.
 И еще: ухитрился в кузнице выковать штамп-трилистник. Закалил его хорошо. Бересту, чтобы мягче была, разварит в кипятке, наставит штамп, хлоп молотком — и вот уже на бересте красуются три выдавленных листика.
 А вокруг в ста десяти домах деревень Шемогодской волости сто шестьдесят человек работало бересту. Мужики друг перед другом старались и не заметили, как в Куро-во-Наволоке новый мастер вырос.
 С упоением, без роздыху работал Иван. Поднималась слава шемогод-ской бересты, а Иван Вепрев — лучший резчик. Дошла слава его до Москвы.
 В 1882 году предложили ему послать свою работу в Москву на промышленную выставку.
 Убрал Иван с верстака туесочки с трилистником. Задумался: что вырезать на поделке?
 Всю жизнь он в лесу провел. Ничего не знал красивее. Направился Иван по знакомой тропинке, крутит головой, высматривает. И тот же самый лес, да каждый день будто новый. Сейчас, в полдень, рыжие сосны отливают золотом, вороненые ели опутаны сухим мхом, кустистые рябины вздрагивают узкими рублеными листьями... Но как их положить в берестяной рисунок? Наверное, выйдет мелко и коряво.
 Ничего не высмотрел. Солнце голову напекло, ветки лицо исцарапали. Добрел до земляничной полянки, упал ничком. Дышит — не надышаться. Открыл глаза — божья коровка ползет по стебельку. Медовая лесная трава в такой узор сплетена, что только в сказке описать. И сквозь нее спелая земляника гроздьями алеет.
Может, это и есть его, Ивана, узор?
 Погудел Иван в берестяной рожок, подражая крику оленя.
 Олень вышел на поляну. Из своей захоронки сквозь траву рассмотрел его Иван. Литые, раскидистые рога сплелись с травяным узором, и казалось, будто олень вырос из земляничной земли.
 Олень почуял человека, скакнул — и нет его. А Иван куда ни посмотрит, всюду видится ему олень, окруженный травяным узорочьем.
 И все это само просилось на бересту! Может, это и есть заветный рисунок северной, шемогодской земли?
 Заторопился Иван по лесу, выбирал березы, чтобы не старые были и не молодые, чтобы не тонкие, чтобы было им по 15 лет. Осторожно подцеплял на сучке бересту, надрезал и снимал верхний слой. Природа одарила березу двумя слоями бересты.
 Был Иван осторожен, старался не повредить второй слой. Береза поболеет, но останется жить.
 Собранная береста норовила скрутиться, он ее выпрямил, сложил ровной стопкой и перевязал. Принес домой, убрал в чулан. Осень, зиму и весну она должна храниться в сухом, прохладном месте.
 Из чулана вынул прошлогоднюю стопку бересты, положил на верстак. Стал сортировать, чтобы береста ложилась ровная, без наростов, иголочки черные берестяные поменьше. Если береста толстая и иголки по ней толстые — плохо, для резьбы не годится. На растопку ее.
 Выбрал ровный лист, отслоил внешнюю, неровную часть. Отщипнул несколько слоев и, когда она стала совсем тоненькой, начал ее тереть, полировать. Была береста желтая, а сделалась белая, гладкая. И можно резать.
 Придвинул струганую березовую доску, твердую, на ней хорошо рисунок прорезается. Расправил бересту на доске, обрезал в размер. Смотрит на нее, а перед глазами земляничная поляна и сквозь переплетенную траву удивленный олень глядит.
 Тупым шилом стал Иван рисунок намечать. По кругу орнамент, в середине олень в травяных узорах.
 Нож для резьбы длинный, круглый, как кнутовище. Лезвие короткое и узкое, как плоская игла. Приноровиться надо к такому ножу. А если научился руководить ножом, то он уж послушен, перекатывается в пальцах, поворачивается на ходу, любые извивы выписывает, да так ловко, что Иван потом и сам изумляется.
 Когда резьба была готова, достал Иван блюдо из темного мореного дуба, чтобы фоном было и форму дало, приклеил бересту.
 На промышленной выставке в Москве в 1882 году Иван Афанасьевич Вепрев был награжден Большой медалью. В следующем, 1883 году на Вологодской сельскохозяйственной выставке ему присудили серебряную медаль. На Всемирной выставке в Париже он награжден дипломом с похвальным отзывом. К нему стали приходить заказы из-за границы. Он уже не успевал их выполнять, пришлось засадить за работу всю семью.
 Когда Иван Афанасьевич состарился и почувствовал, что немного осталось жить, взял из дому кусок хлеба, щепотку соли, захватил лучшее резное блюдо и пошел на свою земляничную поляну.
 Была холодная осень, и по размытой тропинке с трудом добрел старик до полянки. Присел на поваленное ветром дерево, выставил блюдо, насыпал в него собранной по дороге алой рябины, сверху положил хлеб с солью. Благодарил он лес за то, что жили в мире много лет, обещал, что дети его, тоже резчики, станут беречь лес и лишней веточки зря не сломят.

 (голосов: 3)



Напечатать

Другие новости по теме:
  • ВОЗРОЖДЕНИЕ ПРОМЫСЛА
  • ИВАН-ЧАЙ
  • ОПАСНЫЕ СОСЕДИ
  • ПУШКИ ИЗ БЕРЕСТЫ
  • НА ПОРОГЕ ОСЕНИ



  •