Warning: fopen(/var/www/fastuser/data/www/acere.ru/engine/cache/related_753.tmp): failed to open stream: пФЛБЪБОП Ч ДПУФХРЕ in /var/www/fastuser/data/www/acere.ru/engine/modules/functions.php on line 337 Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/fastuser/data/www/acere.ru/engine/modules/functions.php on line 338 Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /var/www/fastuser/data/www/acere.ru/engine/modules/functions.php on line 339 ДОРОГА АРТЮШКИ БАБИНОВА » Позитивное видение окружающего мира в 85

САМБА ДУ БРАЗИЛ
 То было прекрасное и жестокое время. Безжалостное время. Время великих открытий и ве ...

ПРОЛЕТЕЛИ ГОДЫ...
 После Артека я регулярно переписывался с Махмудом. В письмах мы рассказывали друг др ...

ИВА В СЕРЕБРЕ
    Ива раньше всех встречает весну. Природа еще не пробудилась от долгого зимнего сн ...

ВСЕ СТРАНЫ ЗДЕСЬ ПРОШЛИ, ПУСТЕЕТ СЦЕНА...»
 «...Просто зрителей, кажется, вообще не было. Даже во время шествия по Садовому коль ...

ПОДЪЕМ ЗАТОНУВШЕЙ ЛОДКИ
 Необычный в таких случаях интерес проявили гитлеровцы к месту затопления своей подво ...

ПОЗИТИВНОЕ ВИДЕНИЕ МИРА В 85 » О СТРАНЕ И МИРЕ » ДОРОГА АРТЮШКИ БАБИНОВА

ДОРОГА АРТЮШКИ БАБИНОВА

Белые и черные реки текут с Урала...
 Белые текут на запад, а черные — на восток.
 Пробираясь вдоль черных рек, просачивались из-за Камня орды пелым-ского князя Кихека, чтобы, «засыпая озерцы трупами», пройти по Пермской земле.
 А по белым рекам поднимались к Уралу казаки.
 Семь имен насчитывают историки у атамана. Необкатанным камешком в реке народной молвы каталось его имя, пока не выплеснулось на берег— Ермак.
 Сибирь вступала в новую эпоху, и новые отношения, сложившиеся на ее безграничных просторах, требовали прежде всего нового пути, который соединил бы Сибирь с Центральной Россией.
 В 1595 году царь Федор Иоаннович издал указ, по которому надобно было искать «охочих людей», способных указать и проложить удобную дорогу в Сибирь.
 Дорога была найдена и проложена. «Вождем был оной дороги Ар-тюшка Бабинов...»
Кто он, этот Соликамский крестьянин Артемий Сафронович Бабинов?
 Снова и снова перечитываю я скупые строчки летописи, снова вчитываюсь в витиеватый текст царских «жалованных» грамот, пытаясь представить себе позабытого землепроходца...
 Немного известно о нем. Известно, что был у него в Соли Камской дом, что сам он кроме землепашества занимался еще и промыслом. Ловил зверя в отрогах Уральского хребта и, наверно, многое знал о Камне еще и из этой своей промысловой жизни.
Дороги через Камень были...
 Был известен испокон веков путь, называемый на местном наречии мирляни — народный путь. Он шел из Чердыни по реке Вишере, затем по Велсую и далее до Лозьвы, спускался в Тавду, из Тавды в Тобол, потом поднимался по Тоболу и Туре до Тюмени. В результате получалось от Соли Камской до Тюмени — 2 тысячи верст.
 Вела через Урал волчья тропа, по которой в 1582 году провел Ишберей в Москву посольство Ермака. Зимой по этому пути можно было ездить, но летом с трудом пробирались по тропе и пешие.
 «Волчий путь» описан. В 1850 году по этому пути прошел в Сибирь «начальствующий экспедицией для исследования северного Урала» генерал Гофман. Он поднялся на лодке из Вишеры по реке Улсую, свернул в приток Кутим. Далее «г. Гофман с проводниками продолжал дальнейшее путешествие пешком по лесной и болотистой тропинке». Генерал-геолог пробрался через Уральский хребет между истоками Кутима и сибирской уже речушки Еловой, впадающей в приток Южной Сосьвы — Ше-гультан.
 Артемий Сафронович Бабинов, наверное, знал об этих дорогах, но он искал другую. Нужна была не волчья тропа, не зимний санник промысловиков, а обычная дорога, по которой могли бы проехать весь неблизкий путь крестьянские телеги.
 Бабиновская дорога пошла от Соликамска через верховья Яйвы к устью Тулунока — притока Косвы, дальше по другому притоку Косвы — Кырье, через Павдинский камень на реку, впадающую в Лялю. По лялин-скому берегу до устья Разсохиной, затем на другой берег и оттуда к речке Мостовой, принадлежащей уже к системе реки Туры. Протяженность всей дороги — 250 верст от Соликамска до Тобольска. На 1050 верст удалось сократить прежний Лозьвин-ский путь.
 «А мостов мостили от Соликамской через речки, буераки, и грязные места до Верхотурья — поперечных семь по 50 сажен, а длинных тридцать мостов по 130 сажен».
 Чтобы яснее представить себе весь объем работ, нужно сложить длину этих мостов,— она составит около 9 километров. А кроме этого нужно было еще расчистить заросшие лесом берега, загатить десятки болот... И трудно поверить, что такая дорога была построена за три года, без всяких государственных дотаций.
 Сохранилась отписка Ивана Тра-хионтова и Ивана Неелова к князю Дементию Григорьевичу Юшкову о том, что велено уничтожить грамотою царя Федора Лозьвинский городок и вместо него учредить на Верхотур-ской дороге Чацкое городище. Отписка датирована 11 января 1598 года. Это и есть точная дата завершения строительства дороги.
 С января 1598 года бабиновская дорога становится воротами России в Сибирь.
 Только в 1599 году по документам Верхотурской приказной избы прошло в Сибирь около тысячи крестьянских семей. Поселенцам выделялся семенной фонд, прибывая на место, они получали на пропитание муку, крупу и толокно, «смотря по людям и по семьям, как кому мочно до нови прокормиться».
 Прибывшие в Сибирь крестьяне должны были пахать на казну в год по две десятины ржи и по четыре десятины ярового хлеба.
 Начавшееся с 1598 года движение крестьян в Сибирь и предопределило будущие успехи землепроходцев. Русские крестьяне поднимаются по Енисею и Ангаре, выходят в Якутию и на Амур, достигают берегов Тихого океана, продвигаются дальше, оседлывая острова, выбираются со временем и на Американский материк.
 В отличие от своих современников — испанских конкистадоров, — русские землепроходцы осваивали Сибирь, не сжигая, а отстраивая новые города.
 По мнению академика А. Окладникова: «...активная творческая работа по освоению Сибири велась непосредственным производителем русского общества — крестьянином, творцом материальных и духовных благ».
 Путь этим землепроходцам-крестьянам и открыла дорога, проложенная Соликамским крестьянином Артемием Сафроновичем Баби-новым.
 Остатки бабиновской дороги сохранились и до наших дней. Невольное волнение охватывает тебя, когда поднимаешься на холм в селе Верх-Яйва Соликамского района и, приглядевшись, начинаешь различать следы старинного сибирского тракта. Спустившись под гору, он проходит через село вдоль правого берега Яй-вы к перевозу, перебирается на левый, истончаясь, поднимается в гору и теряется в лесных сумерках. Там начинается Сибирь...
 Пермский историк Георгий Николаевич Чагин организовал несколько лет назад экспедицию по бабиновской дороге. Вместе со студентами-историками он прошел по селам, записывая воспоминания жителей об Артемии Сафроновиче Бабинове и его потомках. По свидетельству местных жителей, последним местом проживания потомков Бабинова была деревня Кочергино, расположенная недалеко от реки Яйвы. Здесь сохранился дом Степана Ивановича Бабинова, который в 1886 году продал последние пожалованные его предку лесные угодья пермскому лесопромышленнику Бердинскому.
 Судьба самого Артемия Сафро-новича, хотя и не изобилует неожиданными поворотами и диковинными приключениями, тем не менее полна смысла и глубинной сокровенности. Проложив свою дорогу и исполнив тем самым великое для страны дело, Бабинов был замечен и облагодетельствован московскими властями.
 «Царь и Великий князь всея Рус-сии пожаловал его Ортюшку, велел ему дати свою государеву жалованную грамоту, что на посаде у Соли Камской в Сибирские запасы и оброков никаких с него имети не велел, и велел его во всяких податях оболь-готить, и велел ему на той же новоочищенной дороги жити на Ейве реке на льготе и слободу устроити для проезду воевод наших и всяких людей...»
 «Слободу» Артемий Сафронович тоже выстроил. В начале XVII века в этой деревеньке было шесть дворов и храм. Одновременно Бабинов занимался и усовершенствованием дороги. Отрезок дороги от Туринска до Верхотурья, шедший то одним, то другим берегом Туры, пять раз пересекал реку и был очень неудобен для летних переездов. Помогли Баби-нову усовершенствовать дорогу туринские татары. С 1602 года дорога повернула на устье Тагила по левому берегу Туры. Далее теперь ехали к Верхотурью сначала южным берегом Тагила на запад, потом переправлялись и поворачивались на северо-восток.
 Безусловно, в те годы, когда Бабинов был пожалован земельным участком, когда он мог беспошлинно перевозить по своей дороге товары, для него открывались широчайшие перспективы коммерческой деятельности. Талант организатора, предприимчивость, деловая хватка — все это, как показывает строительство дороги, было в нем, но тем не менее Артемий Сафронович так и не воспользовался дарованными ему привилегиями. Закончив прокладку дороги и строительство «слободы», он снова вернулся к своему обычному крестьянскому труду.
 И может быть, именно поэтому местные власти очень скоро позабыли о прежних заслугах Бабинова.
 «...И ныне Соликамские посацкие и уездные люди тех прежних грамот не слушают и ево Ортюшку во всякие подати воротят с собою вместе. И платит он Ортюшка с ними по их на-сильству всякие подати 6 лет рядом и по сю пору...»
 Только в 1617 году удалось Артемию Сафроновичу отстоять свои права. С января 1617 года новый царь Михаил Федорович направил в Соликамск воеводе Богдану Лупандину свою грамоту об освобождении от податей вотчины «вожа» сибирской дороги Артемия Бабинова.
 Историк Г. Ф. Миллер, проезжавший по бабиновской дороге в 1724 году, писал: «Потомки этого Бабинова живут поныне в деревне Чикман в Верхотурских горах на большой дороге. Они очень гордятся заслугами своего предка и хранят у себя жалованную грамоту царя Михаила Федоровича, данную Бабинову за то, что он указал эту дорогу и сделал ее удобной для проезда...»
Дорога...
 Снова вдумываюсь я в великий смысл этого слова, перечитывая со-ликамскую летопись. Ее разыскал и опубликовал в середине прошлого века пермский краевед А. Дмитриев.
 Бесхитростно перечисляет летописец события, произошедшие в крае. Построена церковь. Прибыл на воеводство новый боярин. Привезли колокол... Все события равновелики для летописца. Все они заслуживают того, чтобы быть отмеченными и закрепленными в истории.
 Но снова и снова, перечисляя события, случившиеся в округе, возвращается летописец к дороге, проложенной его земляком в Сибири.
 «По указу великого государя, князя Федора Иоанновича пожалован Артемий Сафронов Бабинов за провод от Соликамска до Верхотурья и Тюмени дороги обольготить во всяких податях. Воевода был Сарыч Ше-стаков и сидел три лета».
 Что? Какую мысль пытался выразить Соликамский летописец? Чем взволновало это известие его смятенный ум, если, забывая о каноническом спокойствии и лаконичности, снова и снова повторяет одно и тоже?
 1598 год... Роковой в истории нашей страны год...
 Гневом и карами Ивана Грозного отбушевало калитинское племя и тихо истлело угольками Федорова царствия. В 1598 году умер этот последний отпрыск династии. Умер, не оставив стране наследника. Началась на Руси смута.
 Пройдет всего семь лет, и на русский престол взойдет монах-расстрига Гришка Отрепьев.
 Наступил страшный для Руси 1611 год — взят поляками Смоленск, шведы в Новгороде, Псков в руках самозванца Сидорки, объятая огнем полыхает Москва, а польский отряд укрылся за стенами древнего Кремля.
 Тогда и запишет эту недобрую, дошедшую до Соликамска весть летописец: «Москва и прочие города взяты. Святейший патриарх Гермоген преставился...»
 Нет, не по забывчивости снова и снова повторяет летописец известие о бабиновской дороге. Вспоминать эту дорогу нужно было ему потому, что из пожара и смуты вела она, кажется, совсем в другой мир, где совсем другая хронология велась у страны.
 Именно в страшные годы смуты поднимаются и расстраиваются в Сибири русские города Пелым, Березов, Сургут, Тара, Обдорск, Нарым. Именно в смутное время, нимало не сомневаясь в крепости государства, раздвигают замечательнейшие русские люди границы державы, уходя все дальше на восток.
В 1598 году заложено Верхотурье.
В 1600 году основан Туринск.
В 1604 году — Томск.
В 1607 — Туруханск...
 Поднялись в Сибири: Кузнецк и Енисейск, Ачинск и Красноярск, Канск и Ишимск, Киренск и Якутск, Олекминск и Верхоянск...
И все эти люди, которые прокладывали новые пути, закладывали и отстраивали города, распахивали нетронутые земли, — все они шли по бабиновской дороге. Бабиновская дорога стала дорогой Сибири в новую эпоху.
 Сам Артемий Сафронович пережил смутное время. В конце жизни ему довелось оказать еще одну услугу.
 В 1619 году он бил челом государю, «чтобы государь пожаловал ему землю по Криве-реке до Камени десять верст на льготу на пять лет, пашенными местами и рыбными ловлями, и сенными покосами».
 Земли были пожалованы, но сразу же выяснилось, что Артемий Сафронович Бабинов, бывший, по-видимому, весьма искусным охотником, оказался, выражаясь современным языком, в одной экологической нише с местным населением.
 Об этом свидетельствует жалоба, поданная иноверцами Туринского острога. Они писали, что Бабинов «завладел их вотчиной, зверя, лося, соболя, лисицы бьет, а в реках бобров выбивает, рыбу ловит, хмель дерет и им государева ясака ныне и впредь добывать стало негде и они вконец погибли».
 Жалоба коренных жителей была принята во внимание, и привилегию, данную Бабинову, отменили.
 Услуга же, оказанная Бабиновым государственному делу, заключалась в том, что именно из его челобитной стало известно о существовании крайне редкого на тогдашнем Северном Урале района, удобного для землепашества.
В 1621 году туда было послано сорок одно семейство крестьян и там выросла богатая Невьянская слобода.
 Бабинов же вернулся назад на пожалованные ему земли, к проложенной им дороге, в отстроенную им слободу...
 Вся жизнь Артемия Сафроно-вича была связана с этой дорогой. Артемий Сафронович Бабинов похоронен невдалеке от существующего и сейчас села Верх-Яйва, на старом кладбище, раскинувшемся по левому берегу реки.
 На могиле Бабинова была установлена плита, но с 1914 года захоронения на этом кладбище не велись, с годами оно заросло лесом, и сейчас могила Бабинова потеряна.
 С развитием Сибири менялись и дороги в Сибирь. В середине XVII века бабиновская дорога отклонилась от прежнего маршрута на Невьянскую, Рудную, Ницинскую, Киргинскую, Ирбитскую, Чубаров-скую слободы. Отсюда она шла на Тюмень, и путь этот стали называть слободским.
 Но по мере заселения южных районов Сибири и слободской путь утрачивал свое значение... И хотя царское правительство продолжало считать, что «из Сибири и в Сибирь многим дорогам быть непристойно», дороги возникали сами, и бабиновская дорога с годами была окончательно оставлена.
 Но дорога эта исполнила свое великое дело и поэтому не должна исчезнуть из нашей памяти. Дорога Соликамского крестьянина Артемия Сафроновича Бабинова — это первая русская дорога в Сибирь.

 (голосов: 1)



Напечатать

Другие новости по теме:
  • ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ
  • ГОРОД НА ВЕЧНОЙ МЕРЗЛОТЕ
  • НА РЕКЕ ЯНДЕБЕ
  • ВАХТА ПАМЯТИ
  • НЕКРАСОВ В ЧУДОВСКОЙ ЛУКЕ ПО ДОРОГ ИМ МЕСТАМ



  •