ЦВЕТКИ-ПРИНЦЕССЫ И ЦВЕТКИ-ЗОЛУШКИ
    Цветущая калина всегда привлекает внимание своими белыми соцветиями. Скопления ее ...

ИЗ ВАРЯГ В ГРЕКИ
 История русской внешней торговли уходит в глубь столетий. Нам известно, что еще в на ...

ФЬОРД НА АДРИАТИКЕ
Когда слышишь или читаешь слово фьорд, мысленно переносишься на север Европы в страну ...

ГОРЯЧЕЕ ОЗЕРО
Иссык-Куль (киргизское — горячее озеро) — озеро в Киргизской ССР, одно из ...

ЗЕЛЕНЫЙ ВЕТЕР
 До полден и небо глубоко голубело, и солнце нежило-согревало землю. Оно разморило по ...

ПОЗИТИВНОЕ ВИДЕНИЕ МИРА В 85 » О СТРАНЕ И МИРЕ » СТРАНА СЕРО-ЗЕЛЕНЫХ КАРЛИКОВ

СТРАНА СЕРО-ЗЕЛЕНЫХ КАРЛИКОВ

 В проливе Моонзунд у берегов Эстонии есть остров, такой маленький, что на карте страны его очертания слились в черную точку,а название — Вормси — расположилось на голубых волнах.
 Площадь его — чуть меньше ста квадратных километров. Наша машина бежит через старый сосновый лес — светлый, просторный, с брусничными и черничными полянами, с крепенькими моховиками, хорошо заметными с дороги. Минует небольшую деревеньку, цветущий луг, густой темный ельник с россыпями маслят, еще одну деревеньку, вырывается на берег моря. А дальше виднеется остроконечный треугольник полуострова Румпо, выступающая далеко в море часть острова. Здесь проходит граница государственного заказника — первого в нашей стране, где взяты под охрану... лишайники.
 Удивительный, неповторимый облик у этого миниатюрного полуострова! Низенькие, мелко разветвленные кустики лишайников, похожие на карликовые колонии кораллов, сложными узорами разрисовали всю его поверхность. Лишь огромные валуны и темно-зеленые пирамидки можжевельника возвышаются там и тут на плоской равнине. Заброшенная дорога петляет среди серо-голубых полян, уводит все дальше и дальше, к самому острию треугольника, окаймленному бахромкой тростника. Вокруг все та же замершая в неподвижности растительность, а дальше — море сливается с небом. Повсюду, куда ни глянешь — только два цвета: серо-голубой и темно-зеленый. И звенящая тишина. Ни шелеста листвы, ни шороха трав. Шагнешь с тропинки в сторону и вздрогнешь от неожиданности: под ногой захрустит, словно наступил на яичную скорлупу.
 Час и другой можно бродить белыми, будто мукой присыпанными, тропками и не встретить ни человека, ни зверя, не заметить никакого движения. И тогда возникает странное ощущение, будто плутаешь среди театральных декораций, созданных для невиданного сказочного представления.
Где еще можно увидеть такое?
 — Только здесь и на некоторых островках юго-востока Швеции, — говорит Юрий Леович Мартин, директор Таллинского ботанического сада, сопровождающий нас в этой необычной экскурсии. Под его руководством здесь многие годы работают лихенологи — специалисты по лишайникам.
 Нелегко изучать лишайники — эти загадочные содружества низших грибов и водорослей. Уж очень медленно они растут.
 Чтобы вырастить в лаборатории взрослое растение, требуется не меньше двадцати лет.
 На знаменитых эстонских альва-рах — так называется удивительный ландшафт полуострова Румпо — самой природой созданы такие условия для изучения лишайников, каких не воспроизвести ни в одной лаборатории. Под тонким слоем почвы, местами всего в два-три сантиметра, здесь лежит сплошная каменная плита, светло-серый известняк. На столь скудной земле способны расти лишь неприхотливые лишайники. Потому-то и возникли на Румпо «лишайниковые поля», какие встречаются только в тундре на тонком слое почвы над вечной мерзлотой. Нигде во всем мире не распространяются они на равнине так далеко на юг, как в этом районе.
 Чтобы сохранить это своеобразное чудо природы, на полуострове создан государственный заказник. Первый в нашей стране, где главным объектом охраны будут лишайники.
 Как много их здесь! И какие они разные! Кружевные кустики оленьего мха образуют целые заросли. Свернулись, словно засохшая березовая кора, листоватые пармелии.
 То и дело наклоняется Юрий Ле-ович, показывает и называет все новые и новые виды. И самые обычные, встречающиеся в каждом лесу, и такие, которые обычно растут на далеком севере или в альпийских условиях. Есть здесь и редкие или вымирающие виды — они занесены в «Красную книгу СССР».
 В соседстве с лишайниками, там, где слой почвы чуть потолще, растет можжевельник. Такой же неприхотливый к условиям обитания — к составу почвы, влажности, температуре воздуха. На севере этот родственник туи и кипариса — единственный хвойный кустарник. Медленно подрастают темно-зеленые пирамидки. На полуострове иные из них вытянулись выше роста человека — совсем старики. Среди жестких, словно воском покрытых хвоинок притаились зеленые и сине-черные горошины. Это целебные шишко-ягоды, содержащие множество полезных веществ. Зреют шишкоягоды два года, поэтому в одно и то же время на одном кустике можно увидеть горошины разного цвета.
 Там, где растет можжевельник, воздух всегда стерильно чист и ароматен — один гектар можжевеловых зарослей выделяет в день тридцать килограммов фитонцидов! Этого вполне достаточно, чтобы полностью очистить от микробов целый город. К сожалению, в городах можжевель-ники погибают, слишком загрязнен там воздух. Да и в лесу сейчас встреча с можжевельником — редкость. Вырванные для веников кустики, сломленные для букета веточки с шишкоягодами — и с каждым годом все меньше и меньше остается кипариса северных лесов. Отдельные виды можжевельника уже внесены в сКрасную книгу».
 На Румпо ему ничего не угрожает. Шишкоягоды здесь оставляют птицам. Они помогут расселить этот красивый ценный кустарник.
В заказнике запрещено ломать кустарник, собирать ягоды, ставить палатки и разводить костры, зря вытаптывать лишайники. Ходить здесь можно только по тропинкам.
 Не сразу удалось ученым добиться решения о создании заказника. У руководства местного совхоза были планы использовать полуостров как базу для овцеводства. Да и сама мысль о необходимости беречь лишайники поначалу показалась несколько странной. «Заказник для косуль» или, скажем, «заповедная роща» — это звучит привычно. Но «заказник для лишайников»... Нужен ли он? Ведь эти неприхотливые растения поистине вездесущи. Красные, желтые, оранжевые, черные, всех оттенков, они поселяются и там, где не вырасти ни дереву, ни цветку, ни чахлой травинке: в полярных пустынях, на голых камнях, на стволах и ветках деревьев, даже на тряпках и осколках стекла. В тундре ягель — олений мох, на самом деле не мох, а лишайник, — покрывает огромные пространства, служит почти единственной пищей северных оленей в зимнее время.
 Около двадцати тысяч видов уже известны, и каждый год ученые открывают все новые и новые. Нет уголка, куда они не способны проникнуть.
 Однако осмотритесь внимательно в городском саду, в парке, в сквере. Здесь вам едва ли удастся обнаружить хотя бы маленький лишайник в трещинках коры.
 Какое же невидимое препятствие встречают лишайники на своем пути, что мешает их росту в городах? Загрязненный воздух! Оказалось, что эти неприхотливые растения его не выносят. В городах сейчас даже стали выделять так называемые «лишайниковые пустыни» — районы с сильно загрязненным воздухом.
 Не меньше чем от промышленных загрязнений, страдают хрупкие растения и от механических повреждений. Их ломкие слоевища (так называется тело лишайника) рассыпаются в пыль от любого прикосновения, особенно в засушливую погоду, а растут очень медленно — не больше чем на один-два миллиметра, всего на булавочную головку в год. Пройдет человек по лесу, примнет траву — смотришь, она уже поднялась, расправилась и покачивается на ветру, чистая, свежая, ярко-зеленая. Куда труднее участь лишайников — им не расправиться, не выпрямиться. Пройдут годы, а то и десятилетия, пока на месте сломанного появится новое крошечное растение. Ягельное пастбище, после того как на нем попасется стадо оленей, должно «отдыхать» не меньше десяти лет.
 Как же уберечь лишайники от гибели? Каждый шаг в лесу, поставленная на полянке палатка, разожженный костер могут принести гибель хрупким растениям. Но нельзя же ходить по лесу, все время глядя под ноги и выбирая место для каждого шага.
 Единственная возможность — это создавать охраняемые территории, куда доступ будет разрешен только специалистам.
 Полуостров Румпо для этой цели идеальное место. Здесь нет промышленных предприятий, и населен он не слишком густо. Вот только от непрошеных посетителей заказник приходится охранять. Нелегко было бы справиться с этой задачей, не будь на Вормси энтузиастов, влюбленных в свой край, в его природу.
 Вряд ли те, кто бесцеремонно нарушает запретный режим заказника, оставляет за собой вытоптанные и выжженные до голого камня участки земли, подозревают, что они — соучастники скоростного истребления растительного покрова, формировавшегося сотни лет. Первыми поселяются лишайники на свежеобнаженных каменистых поверхностях. Все что нужно им для жизни — это солнце, вода и минеральные соли. Поверхность монолита постепенно разрушается лишайниковыми кислотами, в микроскопических трещинах и выемках скапливаются пылинки — начинается формирование почвы. Отмирая, лишайники обогащают, удобряют ее, прокладывают дорогу другим, более высокоорганизованным растениям. Со временем здесь появляются мхи, за ними потянутся травы, затем кустарники, деревья. И как только лишайники выполнят свою роль в создании почвы, быстрорастущие конкуренты вытесняют их с завоеванной территории, заставляют забираться на стволы и ветви деревьев, на бесплодные камни.
 На Румпо первопроходцам растительности такая участь пока не угрожает. Почва здесь все еще очень бедна, хотя, известняк, на котором она покоится, сформировался давным-давно, еще в третичном периоде. Миллионы лет над ним плескались волны — в тот отдаленный геологический период на месте современного острова шумело древнее море. Шли века, на смену жаркому климату пришло похолодание. С севера, из Скандинавии, надвинулся ледник, насквозь проморозил мелководное море. А когда лед отступил — срезал своей тяжестью все неровности морского дна. И снова над каменной плитой зашумело море. Затем внутренние силы Земли пришли в движение и подняли сушу. Произошло это совсем недавно — в геологических масштабах времени. Не более трех тысяч лет назад поднялись над поверхностью моря самые высокие точки острова Вормси.
 Отступало море, разрасталась суша. Но еще долго на месте современного острова существовала целая группа крошечных островков. Этот маленький архипелаг и открыл в X веке викинг по прозвищу Орм — норвежец, состоявший на службе у английского короля. За хитрость и злобный нрав капитан получил свое прозвище — в переводе оно означает «змей». Этим же именем назвали и острова.
 Два с половиной столетия после открытия острова Змея оставались необитаемыми. Только суда, следовавшие в далекую Россию за драгоценной пушниной, дегтем и пенькой, заходили в тихие заливы на стоянку для ночлега — в те времена судоходство велось преимущественно в светлое время суток.
 Первыми постоянными жителями стали шведы, сосланные на необитаемые острова за тяжкие преступления. Это были рыцари, в пылу битвы разившие мечом и врагов, и друзей— без разбору. Трудовая жизнь преобразила кровожадных рыцарей в мирных землепашцев, а острова превратились в цветущий край. На языке шведов они стали называться Вормси.
 Сохранились документальные свидетельства, что в 1711 году на Вормси заходила эскадра Петра I. Где пролегал ее путь?
 — Эскадра следовала из порта Палдиски через пролив Силмен, — рассказывает директор местной восьмилетней школы Олев Хансо-вич Пиирсалу.
 А разговор происходит в школьном музее. Здесь собраны и бережно хранятся исторические документы, предметы обихода и старинная национальная одежда жителей острова.
На стенах — рисунки и картины работы Олева Хансовича и его учеников, посвященные истории открытия и освоения Вормси. Олев Хансо-вич показывает старинную карту. На ней обозначен путь эскадры Петра I.
 — Теперь на этом месте суша, а остров, отделявшийся проливом Сил-мен, давно сросся с материком,— говорит он.
 Быстротекущее время перекроило границы моря и суши, преобразило все вокруг. Только на полуострове Румпо оно замедлило свой бег. Стреловидные очертания Румпо почти не изменились с тех пор, как здесь поселились шведы. Ведь не случайно полуострову дали название, в переводе со шведского означающее «румб, направление».
 Не изменился и его внешний облик. Вокруг подросли леса, а каменистый полуостров, заселенный долгожителями, по-прежнему остался царством лишайников. Еще не одно столетие понадобится им для того, чтобы превратить бесплодный известняк в плодородную почву.
 А пока первая у нас признанная страна серо-зеленых карликов будет сохраняться в первозданном виде, развиваться по своим законам. Это поможет сохранить редкие и исчезающие виды лишайников, позволит проводить постоянные наблюдения, представляющие большой интерес для науки.

 (голосов: 0)



Напечатать

Другие новости по теме:
  • «БАРОМЕТРЫ» ЧИСТОТЫ ВОЗДУХА
  • СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ ДНО МОРСКОЕ
  • ПЕРВЫЕ ПРОТАЛИНЫ
  • РОДСТВЕННИКИ МАЛИНЫ
  • РАСТЕНИЕ-ЗАГАДКА



  •