ТЕПЛАЯ ПОЛЯНА
 В осеннем лесу бывает так: набредешь на сосняк вперемежку с елью, березой, осиной и ...

«КОРАЛЛЫ» НА КОРНЯХ
    Есть у нас в средней полосе такое дерево — серая ольха. Внешне дерево ничем ...

ОПАСНЫЕ СОСЕДИ
Нарядно растение иван-да-марья, когда цветет! Сине-фиолетовый цвет красиво сочетается ...

ЕДИНСТВЕННЫЙ ЦВЕТОК
У растения только один цветок... Часто ли так бывает? Нет, сравнительно редко. Тюльпа ...

ПАМЯТНИК ПАРТИЗАНСКОЙ СЛАВЫ
 Четыре десятилетия прошло с того времени, как закончилась Великая Отечественная войн ...

ПОЗИТИВНОЕ ВИДЕНИЕ МИРА В 85 » О СТРАНЕ И МИРЕ » АФГАНСКИЕ МОТИВЫ

АФГАНСКИЕ МОТИВЫ

 Афганистан... Страна величественных, выжженных солнцем гор и цветущих долин, ослепительно синего неба и мрачных, сырых ущелий, современных жилых кварталов и древних крепостей. Широко раскинувшаяся в самом сердце Азии страна, занимающая площадь, равную Франции, Нидерландам, Бельгии и Дании, вместе взятым, населенная 15 миллионами свободолюбивых, гордых людей, говорящих на 30 различных языках, но имеющих общую цель — победить в борьбе за новую жизнь, за счастливое будущее для своей родины. Народ Афганистана, взявший в апреле 1978 года власть в свои руки, был един в стремлении сломать прогнивший строй, освящавший феодальную отсталость, засилье помещичьего землевладения, давление иностранных монополий, эксплуатацию рабочих и крестьян, нищету, безграмотность, племенную и национальную рознь — все, что мешало естественному развитию страны.
Борьба эта продолжается и сегод ня. Однако, ведя наступление на пережитки феодализма, афганцы, свято чтущие древние культурные традиции своего народа, любовно сохраняют ценнейшее наследие, оставленное им предками. Это памятники искусства: чудом уцелевшие в бесчисленных войнах крепости, мечети и дворцы, старинная живопись, уникальные по колориту и тонкости исполнения миниатюры старых рукописей, древние статуи, высеченные в скалах Гиндукуша на заре человеческой истории. Более того: победа Апрельской революции вдохнула в традиционное искусство новую жизнь, впервые сделала его доступным для народа, обогатила современным содержанием.
 Исторически Афганистан располагается на стыке трех великих культур древности — иранской, индийской и китайской, а это не могло не сказаться на его искусстве. Через Афганистан шел знаменитый «шелковый путь», и везли по нему не только шелк, пряности и слоновую кость, но и предметы искусства из Китая, Индии, Цейлона, Бутана и других далеких и близких стран. В обратном же направлении устремлялся со времен античности поток разнообразнейших произведений живописи, скульптуры, графики, прикладного искусства, созданных мастерами Греции, Рима, Египта. Часть их, оседая в лавках местных торговцев, широко распространялась среди населения, служа образцом для афганских художников. Но было бы ошибкой считать, что мастера слепо копировали чужеземные шедевры. От поколения к поколению переходило лишь то, что отвечало представлениям афганского народа о красоте. Так возникал драгоценный сплав многих искусств воедино, и процесс этот не искажал, но обогащал местную, афганскую традицию, приобретавшую со временем все большее своеобразие.
 Удивительно, что в Европе вплоть до XX века и не подозревали о богатейшем культурном наследии страны, укрывшейся за отрогами азиатских горных цепей. Открытие произошло, как это нередко бывает, случайно. Агент кайзеровской разведки О. Ни-дермайер, засланный в годы первой мировой войны в Афганистан, был настолько поражен уникальной архитектурой этой страны, что истратил весь запас дефицитной пленки на объекты явно невоенного характера: его курьеры стали доставлять в Берлин снимки полуразрушенных крепостей, статуй Будды, многокупольных мечетей и тому подобного. Эти фото стали подлинной сенсацией — и одновременно первым шагом в исследовании мировой наукой истории замечательного искусства древней страны.
 Раскопки, а еще более изучение старых хроник и памятников культуры позволили установить, что афганское искусство прошло несколько чрезвычайно интересных и отличающихся друг от друга периодов. Крепости, украшенные фризами здания, фрески и керамика,характерные для древнего общества страны, приобретают после завоевания Афганистана Киром в VI веке до новой эры черты иранского (так называемого ахаменидского) стиля. Затем последовали походы Александра Македонского, построившего недалеко от современного Кабула целый город Александрию — естественно, в греческом стиле, — а потом еще двадцать городов, которые современникам было нелегко различить, так как все они носили то же имя (ныне это Герат, Мерв, Кандагар и другие города). Затем греческое влияние сменилось заметным воздействием искусства государства Селевкидов, а с IV века до новой эры вплоть до III века новой эры большая часть страны находилась под властью Индии — от этого периода сохранилось множество памятников индуистской культуры.
 Но вот в V веке страну затопили орды кочевников — гуннов и скифов — и расцвет искусства сменился глубоким, длившимся два столетия упадком. Таким образом, искусство Афганистана более многих других было подвержено влиянию соседних — и не столь близких — народов, принадлежащих к различным культурам, от самых развитых до крайне примитивных.
 Новый расцвет наступил в VII веке, когда страна вошла в состав халифата. Арабы познакомили писцов Герата и Кабула с тонким искусством каллиграфии и миниатюры, с мавританской архитектурой и исламским орнаментом. Культура эта была настолько богатой, а ее традиции—такими устойчивыми, что стереть следы ее не смогли ни разгромившие страну в XIII веке монголы, ни завоевавший ее веком позже Тимур. Более того: сами завоеватели восприняли высокие каноны афганского искусства, и если ранее «сияющим средоточием Земли» считался Самарканд, где «железный хромец» концентрировал лучшие созидательные силы эпохи, то уже в XV веке слава эта переходит к Герату. Сюда перебираются выдающиеся поэты, писатели, художники, скульпторы, ученые. Равного ему художественного центра Средний Восток не знал до XVI века.
 До сих пор поражают воображение постройки этого периода — мечети, бани, крытые сводами рынки, медресе. Но и при жизни гениальных строителей Герата их мастерство ценилось по достоинству: по созданным ими шедеврам учились зодчие всего мусульманского мира, а такие мастера, как Кавамеддин, создавали целые художественные направления и школы. Творения гератских мастеров легко узнать по пропорциональной соразмерности зданий, стройности тонких, «вонзающихся в небо» минаретов, мозаичным плоскостям, сверкающим как самоцветы даже в пасмурный день, — века оказались не в силах погасить звонкую яркость их колорита.
 Известно, что ислам запрещает изображать живые существа. Поэтому с его установлением совершенно утрачивается искусство скульптуры, фигуры человека и животных покидают страницы книг. Однако просвещенные афганцы слишком высоко ценили эстетическое воздействие свободного искусства — и оно победило мертвые догмы религии: эти мотивы не были изгнаны из монументальной живописи дворцов, а потом герои любимых народом сказаний вернулись и в книжную миниатюру.
Как и повсюду в средневековом мире, книга в Афганистане считалась величайшей ценностью, произведением высокого искусства. Одному мастеру изготовить ее было не под силу, обычно книгу создавали пятеро: каллиграф, оформитель, миниатюрист, позолотчик и переплетчик. Каллиграфия и миниатюра достигли в Герате XV века невиданного совершенства: листы знаменитых мастеров коллекционировались — их ценили наравне со старинным оружием, картинами, фарфором. Альбомы листов с образцами афганской каллиграфии того времени — «муррака» — и сейчас ценятся собирателями чрезвычайно высоко.
 Особенно высокого расцвета достигла гератская миниатюра. Ее основные черты — небывалая до тех пор декоративность, насыщенность цвета, тонкость и изящество рисунка, великолепная композиция. Несмотря на некоторую условность изобразительного языка (плоскостная перспектива, локальный цвет), сохраняется высокий реализ'м — вплоть до портретного сходства персонажей. Крупные произведения, как, например, серия иллюстраций к рукописи «Шахнаме», ценны и для историка: здесь правдиво воспроизведены давно разрушенные крепости и храмы, бытовые сцены, сражения на суше и на море, церемониал шахских приемов и так далее.
 Крупнейшим живописцем XV века был Бехзад, чье творчество отмечено обостренным вниманием к человеку, стремлением осмыслить события эпохи, природные процессы. Поэтому его произведениям свойственны совершенно необычные для той эпохи полнота жизненного содержания, глубокий философский подтекст. Рисунок Бехзада виртуозен, линии сильны и упруги, в нем нет ничего второстепенного, что могло бы отвлечь внимание от главной темы. На хранящейся в Ленинградской Публичной библиотеке миниатюре с изображением льва спокойная поза зверя удивительно контрастирует с его внутренним напряжением, хищным прищуром глаз — и таких шедевров у Бехзада тысячи. Творчество гениального гератского мастера — достояние общечеловеческой культуры, ибо отражает лучшие надежды и идеалы народов Востока.
 С XVI века искусство Афганистана медленно угасало. Причиной тому было вначале подчинение части страны династией Великих Моголов, потом, в XIX веке, — экспансия Великобритании. В эти годы чужеземного засилья были прочно забыты богатейшие традиции и приемы живописи, графики, архитектуры, декоративно-прикладного искусства.
 Новый расцвет культуры древней страны начался лишь в 1919 году, когда была завоевана независимость от Англии. Молодым афганским художникам приходилось заново восстанавливать утраченные было традиции и на их основе строить новое, современное искусство. Основанная Гулямом Мухаммедом первая Афганская художественная школа воспитала группу талантливых мастеров. Самым известным из них стал Брешна — художник, посвятивший свою кисть народу. Его реалистическому творчеству свойственны глубокое внимание и любовь к человеку. Те же черты отличают его талантливых современников А. Сафи и Б. Ка-рим-шаха. Напротив, такие мастера, как Гамаюн Иттиади, тяготеют к традициям более условной средие: вековой миниатюры, стремясь возродить ту чистоту тонов и декоративность, обогащенную мотивами народного орнамента, что когда-то прославили гератскую школу миниатюры. Есть и третье направление, в котором более заметно влияние европейской культуры. Так, непринужденный, мягкий и живой мазок, цветовое богатство палитры, игра светотеней на картинах С. Шукур-Вали выдают знакомство их создателя с лучшими достижениями французских импрессионистов.
 После более чем тысячелетнего перерыва в независимом Афганистане вновь расцветает искусство скульптуры. Такие мастера, как М. Хайдар и М. Кандалари, в чьих работах мощно звучит тема простого народа, получают признание и за рубежом. Вообще в 1950—1960 годах афганское искусство снова выходит на международную арену — впервые с тех пор, как угасло золотое сияние Герата.
 С творчеством мастеров соседней страны познакомились и советские люди: в 1961 году в Москве состоялась выставка современного изобразительного искусства Афганистана, имевшая большой успех.
 Наконец, в самые последние годы в традиционных жанрах появляются качественно новые черты. С момента своего возникновения Демократическая Республика Афганистан должна была отстаивать право на существование. Поэтому в живописи становится популярной и военная, патриотическая тематика, отражающая непосредственно современную историю страны. Возникают и новые, ранее неизвестные здесь жанры, — например, жанр политического плаката. Афганские графики, умело пользуясь богатыми выразительными средствами плаката, в яркой, эмоциональной манере передают в своих произведениях новые, прогрессивные, революционные идеи. Популярность этого жанра заключается в немалой степени в том, что он высоко актуален именно теперь, когда афганский народ ведет трудную борьбу за независимость и суверенитет своей родины.

 (голосов: 0)



Напечатать

Другие новости по теме:
  • МУРОМ
  • ГИГАНТ В ТРОПИЧЕСКОЙ АФРИКЕ
  • ВОСЕМЬ ДНЕЙ КАК ОДИН МИГ
  • ОДНА СТРАНА — ОДНА СУДЬБА
  • МАЛЬДИВСКАЯ ЗАГАДКА



  •